Экспертиза Брайана Уилсона (Оксфорд)

Саентология: Анализ и сравнение её религиозных систем и доктрин
Брайан Уилсон, Доктор наук,
почетный профессор Оксфордского университета
Об авторе:
Брайан Рональд Уилсон является Почетным Лектором социологии Оксфордского Университета. С 1963 по 1993 год он также был преподавателем Колледжа Всех Душ и в 1993 был избран Почётным преподавателем.
В течение более сорока лет он проводил исследования религиозных меньшинств в Британии и США, Гане, Кении, Бельгии, Японии и других странах. Его работа включала изучение публикаций об этих движениях и там, где это было возможно, встреча с членами этих движений на их собраниях, службах и у них дома. Его работа требовала продолжительного внимания и критической оценки работ других экспертов.
Он имеет степени Бакалавра наук по экономике, Доктора философии Лондонского университета и Магистра искусств Оксфордского университета. В 1984 году Оксфордский университет признал значение его опубликованной работы, присудив ему степень Доктора литературы. В 1992 г., Католический университет Лувэйна, Бельгия, присудил ему Почетную степень Доктора. В 1994 он был избран членом Британской Академии.

Многообразие религий и проблемы определения
I. Элементы определения религии
Не существует единого определения религии, безоговорочно принятого учеными. Тем не менее, среди многих выдвинутых определений часто встречается ряд элементов, появляющихся в различных комбинациях. Они включают:
а) верования, обычаи, отношения и учреждения, относящиеся к:
1) сверхъестественным силам, существам или целям;
2) высшей невидимой силе или силам;
3) фундаментальным устремлениям человека;
4) священным предметам (отделённым или запретным вещам);
5) предмету духовного служения;
6) силе, определяющей судьбу человека;
7) основе бытия;
8) источнику трансцендентального знания и мудрости;
б) практики, состоящие в повиновении, почитании или поклонении;
в) коллективный или групповой характер религиозной жизни.
«Мне ясно, что Саентология является bоnа fide (подлинной) религией и должна рассматриваться как таковая.» – Брайан Уилсон
Хотя задачи редко включаются в определения религии, порою говорится об «эмпирическом столкновении с духовным». Следствия и функции религии определяются как:
а) поддержание нравственного сообщества;
б) наделение группы и (или) индивидуума личностью;
в) структура ориентации;
г) созданная человеком вселенная значения;
д) заверение и успокоение в перспективе помощи свыше и спасения.
Религия всегда нормативна, но, так как каждая религия отличается от других, современные специалисты в области социологии религии и сравнительной религии стремятся обсуждать норматив, в то же время не связывая себя им.
Однако разнообразие моделей верований, ритуалов и организаций таково, что любое определение религии будет не в состоянии адекватно охватить все известные проявления религии.
II. Первоначальное использование концепции
В западном обществе концепция религии прежде часто идентифицировалась с конкретными фактическими проявлениями верований и обрядов. Считалось, что, помимо последователей христианства, иудаизма и мусульманства, все другие народы не имели никакой религии в должном смысле. Они были «язычниками». Теологи, применявшие термин «религия», были склонны подразумевать под этим христианство, а в Англии под «христианством» часто понималась исключительно та вера, которая исповедовалась Церковью Англии. По мере того как всё больше становилось известно о восточных системах верований, а изучение религии выходило за рамки узких нормативных рамок, предписанных традиционной христианской теологией, такое ограниченное употребление постепенно исчезло. Религия стала предметом изучения академических дисциплин – в особенности общественных наук, которые подходили к этому предмету объективно и нейтрально, не отдавая предпочтения какой-либо отдельной религии и не ставя одну религию выше другой.
III. Культурные предубеждения и определение религии
Однако, в полной мере нейтральный подход к изучению религии достигался очень медленно. Некоторые современные исследования в области сравнительной религии всё ещё демонстрируют явные предубеждения. Даже в общественных науках, несомненно призванных проводить беспристрастный анализ, в работах, написанных в годы между первой и второй мировыми войнами, очевидны некоторые предубеждения. В частности, нередко воспринималось как должное, что религия претерпела эволюционный процесс, аналогичный процессу биологической эволюции, и что религия развитых наций непременно стоит «выше», чем религии других народов. Некоторые (в частности, сэр Джеймс Фрейзер) полагали, что религия является эволюционной ступенью между волшебством и наукой.
IV. Современное использование
Сегодня социологи и, всё чаще и чаще, теологи применяют данную концепцию как нейтральное выражение, более не подразумевая априорные положения относительно большей истинности одной религии по сравнению с другими. Теперь не считается, что вера в единое божество – обязательно более высокая форма религии, чем вера в нескольких богов или ни в одного. Признано, что религия может постулировать антропоморфного бога, некоторую другую форму божества, высшее существо, сонм духов или предков, универсальный принцип или закон либо некое иное выражение абсолютного верования. Некоторые христианские теологи, такие как Бультманн (Bultmann), Тиллих (Tillich), ван Бурен (van Buren) и Робинсон (Robinson), отказались от традиционных описаний божества, предпочитая им понятия «основа бытия» или «фундаментальное устремление».
V. Развитие концепции
Поскольку антропологи пришли к мнению, что никогда не было общества, в котором отсутствовали какие бы то ни было формы верований в сверхъестественное, как и структуры, поддерживающие такие верования, то они заключили, что, в более широком смысле термина, общество без религии никогда не существовало. Концепция религии стала подразумевать явления, имеющие скорее фамильное сходство, нежели общую идентичность, и религию перестали определять в терминах, присущих одной определенной традиции. Конкретные элементы, относящиеся к христианству и считавшиеся неотъемлемой частью определения религии, стали рассматриваться как не более чем примеры того, что такое определение могло включать. Детализирование таких конкретных элементов было заменено более абстрактными формулировками, охватившими разнообразные виды верований, обрядов и учреждений, которые, пусть далеко не идентичные по своим свойствам, всё же могли рассматриваться как функциональные эквиваленты. Считалось, что в каждом обществе существуют верования, которые, несмотря на своё разнообразие, выходят за пределы познанной эмпирической реальности, а также практики, предназначенные для приведения людей в контакт или связь со сверхъестественным. В большинстве обществ были люди, взявшие на себя особые функции, связанные с этой целью. В совокупности эти элементы стали считать составляющими религии.
VI. Многообразие религий в простых обществах
В относительно небольших, племенных обществах часто встречаются обряды и мифы значительной сложности, которые обычно не представляют собой одну последовательную, внутренне непротиворечивую, связную систему. Религия подвергается изменениям, и, по мере того как общество входит в контакт с соседями или переживает вторжения других племен, как мифы, так и ритуалы разрастаются. Различные обряды и верования могут относиться к разным ситуациям (например, чтобы вызвать дождь, чтобы увеличить плодородие посевов, животных и женщин; чтобы заручиться защитой; чтобы сплотить союз; для посвящения (инициации) возрастных групп или индивидуумов, и т.д.). Все подобные действия обращаются к сверхъестественным факторам (как бы они ни назывались) и признаются учёными как религиозные.
VII. Многообразие религий в развитых обществах
В технологически более развитых обществах своды религиозных верований и обрядов, как правило, тщательнее сформулированы и демонстрируют большую внутреннюю последовательность и стабильность, но даже в развитых системах сохраняются элементы многообразия. Ни одна теологическая система или совокупность верований, имеющая отношение к сверхъестественному, в любой из великих мировых религий не является полностью последовательной. Всегда что-то остается необъяснённым. Также всегда остаются рудименты ранних религиозных ориентаций, как, например, народные поверья, продолжающие бытовать в среде простого населения. Священные писания всех основных религий обнаруживают внутренние противоречия и несообразности. Эти и другие источники вызывают разногласия среди специалистов в области религии, которые избирают различные и временами непримиримые схемы толкований и принципы экзегезы, что даёт начало различным традициям даже внутри того, что всеми считается ортодоксальностью.
Таким образом, если вы хотите признать за религиями равенство, то для того, чтобы охватить многообразие религиозных явлений, необходимо принять абстрактные определяющие термины.
VIII. Развитие религиозного плюрализма
В развитых обществах намеренный и сознательный отход от ортодоксальности должен расцениваться как нормальное явление. Христиане, иудаисты и мусульмане разделены не только в рамках ортодоксальных верований, но и на раскольнические группы, отрицающие любую форму ортодоксальности и следующие иному образу религиозной практики (или же отвергающие религию вообще). Инакомыслие наиболее заметно в контексте, где преобладает «исключительность» религии: другими словами, когда от индивидуума, принимающего одну религию, требуется отказ от принадлежности ко всем остальным – модель приверженности, строго требуемой в иудейско-христианско-исламских традициях. По мере того как правительства государств переставали предписывать специфические формы религии, были разрешены инакомыслящие религиозные организации, которые были наделены общими привилегиями религий в странах Европы и во многих случаях стали пользоваться общей свободой религии, конституционно гарантированной в Соединённых Штатах. Ситуация, достигнутая на сегодняшний день, когда бок о бок действует множество различных конфессий, известна как «религиозный плюрализм».
IX. Нормативные и нейтральные подходы к религии
Религия, как это ей свойственно, учреждает определённые истории (мифы) и предположения, относящиеся к сверхъестественному и призванные внушать веру. Религия предписывает исполнение ритуалов. Она поддерживает социальные институты (в широком смысле регулируемых отношений – будь то на элементарном личном уровне либо в виде сложной системы регулирования поведения, обрядов и распоряжения имуществом). Она иногда также предусматривает правила нравственного поведения, хотя строгость таких предписаний и санкций, в применении к нравственности, сильно разнится. По меньшей мере, религия определяет обязательства и обещает вознаграждения за их соблюдение в форме сверхъестественно посылаемых благ. Религия составляет нормативную систему. Религиозные учителя (в христианстве «теологи», но этот термин не применим в некоторых других религиях) обязательно поддерживают эти нормы и предписывают их выполнение. В отличие от них, социологи рассматривают ценности религии просто как факты, не одобряя и не отрицая их правомочий или достоинств. Эта точка зрения напоминает подход тех формулировок закона, которые провозглашают, что закон не делает различий среди религий. Поскольку религия нормативна и в интеллектуальном смысле была, в основном, вотчиной теологов, то во всех развитых обществах понятийный аппарат, связанный с религией, несёт на себе отпечаток религиозной приверженности. Здесь нужно избегать языка, отдающего предпочтение той или иной стороне, и пользоваться нейтральной терминологией общественных наук, в то же время стремясь не терять должной чуткости по отношению к тем, кто вовлечён в религиозную практику.
X. «Заимствованная» терминология
В ранних определениях и описаниях основных элементов религии часто использовались термины, заимствованные из религиозных традиций тех, кто их формулировал. Сейчас считается, что использование терминов, характерных для одной религии, обязательно искажает описание других религий и может часто включать неверные допущения. Концепции, развившиеcя внутри одной культурной и религиозной традиции, неверно представят функционально эквивалентные, но формально различные элементы религии в другой традиции. Примерами такого неверного использования являются выражения «буддийская церковь», «мусульманское духовенство» или, по отношению к Троице, «христианские боги». Точно так же, хотя акты благоговения, почтения, размышления или посвящения имеют место во всех развитых религиях, комментаторы не всегда распознавали их как поклонение, поскольку в западной традиции этот термин был отягощён христианскими предубеждениями и предписаниями о соответствующих отношениях и действиях. Например, функциональный эквивалент христианского богослужения присутствует в буддизме в культивировании характера верующих, но имеет другую форму и описывается другими терминами. Таким образом, если вы хотите признать за религиями равенство, то для того, чтобы охватить многообразие религиозных явлений, необходимо принять абстрактные определяющие термины.
I.XI. Недостатки, присущие абстрактному или объективному анализу
Использование абстрактного понятийного аппарата, который можно назвать «клиническим» в том смысле, что он не загрязнен отдельными религиозными традициями, обречено на неудачу в попытке охватить все характерные черты, присущие какой-либо конкретной вере, но именно такой аппарат необходим для анализа. Он не исчерпает ни когнитивного, ни эмоционального аспектов веры, ритуала, символики и учреждений. Такой общественно-научный подход делает возможным объективное сравнение и объяснение, но не передает и не претендует на то, чтобы передать всю сущность внутреннего значения или эмоциональную привлекательность той или иной религии для её сторонников.

Характерные черты религии
I. Главные характеристики религии
В соответствии с соображениями, приведёнными выше, мы можем указать, в абстрактных и общих понятиях, главные характеристики религии. Сказанное ниже не столько претендует на то, чтобы дать универсально применимое определение, сколько стремится перечислить черты и функции, часто встречающиеся в религии и считающиеся таковыми. Это:
а) вера в силу (или силы), которые выходят за пределы нормального чувственного восприятия и могут даже включать в себя целый постулированный порядок бытия;
б) вера в то, что такие силы не только воздействуют на природу и общественное устройство, но управляют ими и, возможно, даже создали их;
в) вера в то, что в какие-то моменты прошлого происходили явные вмешательства сверхъестественного в дела людей;
г) сверхъестественные силы, которые управляют человеческой историей и судьбой; когда эти факторы изображаются антропоморфно, их обычно наделяют определёнными целями;
д) поддержание веры в то, что судьба человека в этой жизни и в загробной жизни (или жизнях) зависит от отношений, установленных с такими трансцендентальными факторами или в соответствии с ними;
е) часто (но не всегда) встречающаяся вера в то, что, хотя трансцендентальные факторы могут произвольно диктовать судьбу индивидуума, этот индивидуум, ведя себя предписанным образом, может влиять на свой жизненный путь либо в этой жизни, либо в будущей жизни (жизнях), либо и в той, и в другой;
ж) акты, предписанные для исполнения индивидуумами, группами или определёнными представителями – а именно, ритуалы;
з) сохранение (даже в развитых религиях) элементов умилостивляющего действия, с помощью которых индивидуумы или группы могут просить об особой помощи сверхъестественных сил;
и) выражения преданности, благодарности, почтения или повиновения предлагаются, а в некоторых случаях требуются от верующих, обычно в присутствии символических образов сверхъестественного объекта (объектов) веры;
к) язык, объекты, места, здания или отрезки времени, которые особым образом отождествляются со сверхъестественным, делаются священными и сами становятся объектами почтения;
л) регулярные исполнения ритуалов или церемоний, выражения преданности, празднования, пост, массовые покаяния, паломничества и инсценировки или поминания эпизодов земной жизни божеств, пророков или великих учителей;
м) поклонения и публичное распространение учения вызывают ощущение сообщества и отношения доброжелательности, товарищества и единства;
н) нравственные нормы часто предписываются верующим, хотя рамки их различны; они могут быть изложены в легалистических и ритуальных терминах, или они могут быть составлены в соответствии с духом более общей высшей нравственности;
о) серьезность намерений, длительная преданность и ревностное служение в течение всей жизни являются нормативными требованиями;
п) в соответствии со своим поведением, верующие приобретают достоинства и недостатки, служащие основанием нравственной экономики награды и наказания. Точная связь между действием и его следствием варьируется от автоматических следствий данных причин до веры в то, что личные недостатки могут быть заглажены благочестивыми и ритуальными действиями, исповедью и раскаянием или особым заступничеством сверхъестественных сил;
р) существование особого класса религиозных должностных лиц, служащих в качестве хранителей священных объектов, священных писаний и мест; экспертов в учении, ритуалах и пастырском руководстве;
с) услуги таких экспертов обычно оплачиваются, будь то за счёт приношений, вознаграждений за отдельные услуги, или посредством установленного жалования;
т) когда эксперты посвящают себя систематизации учения, обычно провозглашается, что религиозное знание обеспечивает решение всех проблем и объясняет значение и цель жизни, часто включая подразумеваемые объяснения происхождения и функционирования физической вселенной и человеческой психологии;
у) законность религиозного знания и учреждений заявляется на основании откровения свыше и традиций; новшества регулярно оправдываются как реставрация;
ф) утверждения об истинности учения и действенности ритуала не подвергаются эмпирическому испытанию, так как цели, в конечном счёте, трансцендентальны, а вера необходима как для целей, так и для произвольных средств, рекомендуемых для их достижения.
Приведённые выше элементы должны расцениваться не как непременное условие, но как вероятности: они представляют собой явления, часто находимые эмпирическим путем. Этот список можно рассматривать как перечень вероятностей.
II. Второстепенные характеристики религии
Приведённый выше перечень сформулирован в значительной мере в обобщённых, абстрактных терминах, но реальные религии являют собой исторические объекты, а не логические конструкции. Они охватывают сильно разнящиеся принципы организации, кодексы поведения и модели верования. Во многих случаях обобщение не даётся легко, но, однажды отбросив предубеждения христианской традиции (часто неосознанные), становится очевидным, что многие элементы, которые, на основе христианской модели, считались бы непременным условием религии, в действительности не встречаются в других системах верований. В вышеприведённом перечне избегается ссылка на высшее существо, так как для Тхеравадских буддистов (и многих Махаянских буддистов), последователей Джайнизма и Даосизма такая концепция необоснованна. Поклонение, упомянутое выше, имеет совершенно иной смысл в буддизме, чем тот, который ему придаётся верующими в христианстве. В этом перечне ничего не говорится о символах веры, которые исключительно важны в христианской традиции, но не так значительны в других религиях. Там не упоминается душа, как бы ни существенна была эта концепция в ортодоксальном христианстве, потому что доктрина души несколько спорна в иудаизме и явно отвергается некоторыми христианскими движениями (например, Адвентистами седьмого дня и Свидетелями Иеговы, – а каждое из этих течений имеет миллионы приверженцев по всему миру – и христадельфианами, а также теми пуританами, включая Мильтона, которые были известны как моралисты). Там нет никакого прямого упоминания ада в любом из смыслов этого понятия, развившихся в христианстве, так как этот элемент отсутствует в иудаизме. О жизни после смерти говорится в единственном или множественном числе, для того чтобы согласовать две различные христианские идеи – переселения душ и воскресения, и несколько различные представления о реинкарнации в буддизме и индуизме. Короче, ни один из этих отдельных элементов не может считаться существенным для определения религии.

Социологический анализ развития Церкви Саентологии
I. Развитие саентологических идей: прошлые жизни
С середины 1950-х годов Хаббард уже понял, что прошлые жизни могут играть важную роль в объяснении проблем человека. Центр, основанный им в г. Элизабет, штат Нью-Джерси, CША, в то время занимался изучением возможных положительных эффектов «восстановления в памяти» «обстоятельств смерти в предыдущих воплощениях» (Джозеф А. Винтер. Отчёт доктора о Дианетике: теория и терапия [Jоsерh A Winter, А Doctor’s Report on Dianetics: Thеоry and Thеrарy, Nеw York: 1951, р. 189]). Этот интерес перерос в твёрдое убеждение в том, что вредоносные переживания в прошлых жизнях (а также на ранних стадиях этой жизни) создают «инграммы» (оттиски или умственные образы-картинки, формирующие реактивный ум, который ассоциируется с болью и бессознательным состоянием и вызывает болезни, торможение и, следовательно, иррациональное поведение). Таким образом, Дианетика и Саентология должны быть применены для того, чтобы устранить эти инграммы, а также инграммы, созданные переживаниями индивидуума на ранних стадиях его настоящей жизни.
II. Развитие саентологических идей: от Дианетики до Саентологии
Этот разрыв в душевной жизни был на другом уровне выражен как тэта – вселенная мысли, – которую МЭСТ привёл в «турбулентное» состояние МЭСТ. Назначение одитинга состояло в том, чтобы освободить тэту от этого бремени. Концепция тэты также была усовершенствована в 1951 году, её стали определять как «жизненную силу, йlan vital, дух, душу» («Наука выживания», т.1). Можно сказать, что на этом этапе система верования Хаббарда стала системой исцеления душ. Это развитие стало ещё более очевидным, когда в 1952 году Хаббард положил начало Саентологии, и эта новая, расширенная и обладающая большим охватом система верования включила в себя Дианетику, придав ей более полно сформулированное метафизическое обоснование. Теперь тэта стала тэтаном, более определённым аналогом души, и религиозное измерение этой системы стало теперь явным. Тэтан воспринимался как неотъемлемая индивидуальность человека, как непосредственная личность (то, что осознаёт, что оно осознаёт), и саентологическая теория теперь предоставляла метафизическое обоснование сотериологической задаче освобождения тэтана от вредоносных воздействий предыдущих жизней (предыдущих пребываний в человеческих телах).
III. Развитие саентологических идей: тэтан и тело
Индивидуум не может говорить о «своём тэтане», так как, в сущности, индивидуум – это тэтан, обитающий в теле; в этом смысле, тэтану придаётся даже большее значение, чем душе в традиционном христианском толковании. Тетан входит в тело (во время, после или даже до рождения) в поисках идентичности. В этом смысле Саентология имеет некоторое сходство с концепциями, принятыми в буддийской теории реинкарнации. Хаббард, однако, более определён и тщателен в своей характеристике перераспределения тэтанов по телам, чем то, что можно найти в священных писаниях буддизма.
IV. Немедленное и окончательное спасение
Первичная цель одитинга в Саентологии состоит в том, чтобы освободить тэтана от ограничений реактивного ума; окончательная же цель заключается в реабилитации тэтана таким образом, чтобы он достиг устойчивого состояния, в котором у него больше нет реактивного ума. Он переходит от озабоченности о немедленной и непосредственной цели собственного выживания (1-я динамика) ко всё более и более развитому распознаванию возможностей спасения, по мере того как он последовательно идентифицирует себя с семьёй, группой, человечеством, животным миром, вселенной, духовными состояниями и бесконечностью или Богом. Таким образом, окончательная цель тэтана, работающего через восемь динамик, заключается в достижении богоподобного состояния, которое саентологи называют «полный ОT» или «изначальное состояние».
V. Сотериология Саентологии
Эта схема уже сама по себе является сотериологией, доктриной спасения. Если конечное состояние кажется превосходящим то спасение, которое обычно провозглашается в христианской религии, то это потому, что сотериологи часто имеют дело скорее с предстоящим, чем с окончательным спасением. В христианстве также есть концепции человека как Христова сонаследника, хотя более ограниченная перспектива того, что душа в итоге оказывается в раю, часто удовлетворяла и Церковь, и мирян. Даже в этом случае, в некоторых движениях – например, в мормонстве – явно выражена идея о человеке, достигающем состояния Бога. Условия достижения спасения являются иными в Саентологии, но долгосрочная идея спасения души легко распознаётся в её учении. В её практике делается упор на непосредственный результат сохранения здравомыслия индивидуума, исправления психического расстройства и помощи в преодолении депрессии, но всё это оправдывается ссылкой на доктрину спасения, приведённую выше.
VI. Сходство с буддизмом и школой Санкхья
Описание механики жизни в Саентологии имеет значительное сходство с буддийским, а также школой Санкхья в индуизме. Накопление в разуме реактивного банка памяти несколько напоминает понятие кармы. Концепция прошлых жизней имеет много общего с теориями реинкарнации в восточных религиях. Идея приобретения доступа к уровням сознания присутствует в Йоге (школа Йоги тесно связана со школой Санкхья), и считается, что йог способен обрести сверхъестественные способности.
VII. Спасение как глобальная и как индивидуальная возможность
Конечная перспектива спасения тэтана включает идею выживания человечества, животного мира и материальных вселенных через Саентологию. Этот элемент заботы об обществе и космосе, бесспорно, существует в Саентологии. Идея «клирования планеты» (создание «клиров» – людей, которые полностью освободились от реактивного ума) была выдвинута в качестве цели. Хаббард, тем не менее, порой переносил ударение; в частности, он писал: «Саентология заинтересована не в том, чтобы спасать мир, а в том, чтобы делать способных людей более способными, работая по точной технологии c самим индивидуумом, который является духом». («Характер Саентологии» [Character of Scientology], 1968.) Однако здесь можно подчеркнуть, что спасение мира, в свою очередь, находится в зависимости от спасения индивидуальных тэтанов – типичный евангелистский акцент.
VIII. Этика в Саентологии
Саентологическая концепция выживания согласуется с общей целью всей религии – спасением. Этичным действием считается рациональное поведение, способствующее достижению этой цели.
Иногда предписание нравственного кодекса предлагают в качестве одной из характеристик религии, хотя религии сильно разнятся по степени того, насколько они придерживаются определённого кодекса нравственности. Саентология начала с общих целей повышения потенциала индивидуума. В своём акценте на свободу она приняла более либеральный подход к этике, чем тот, который исповедуют традиционные христианские церкви. Однако еще в с самом первом изложении Дианетики Хаббард совершенно ясно указал, что индивидуум ответственен за свои собственные недостатки, что тэтан, в сущности, является хорошим, но его собственная сила будет убывать, если он будет впредь совершать вредоносные деяния. Одитинг также делает ударение на том требовании, что индивидуум должен быть способен противостоять проблемам и брать на себя ответственность за своё собственное благосостояние. Он должен признать «оверты» (вредоносные действия), совершённые им в прошлых и настоящей жизнях.
В важной книге «Введение в саентологическую этику» Л. Рон Хаббард изложил этические стандарты, требуемые от саентолога, и ясно показал, что следование нормам этики фундаментально для веры. Цель индивидуума есть выживание, то есть выживание по всем восьми динамикам, начиная с заботы о себе и семье вплоть до стремления к существованию в качестве бесконечности, так называемой динамики Бога (см. раздел VI.IX). Саентологическая концепция выживания согласуется с общей целью всей религии – спасением. Этичным действием считается рациональное поведение, способствующее достижению этой цели. Таким образом, Хаббард придавал особое значение тому, что индивидуум должен применять этические стандарты к своему поведению и вести себя рационально, если он стремится к достижению собственного спасения и способствует спасению всего человечества. Таким образом, подобно тому как буддист ради себя самого посвящает себя добрым делам для улучшения своей будущей кармы, так и саентолог обязан вести себя рационально – то есть этично – во имя собственного выживания, а также и выживания расширяющихся областей, охваченных восемью динамиками. Хаббард писал: «Этика – это действия, которые человек предпринимает по отношению к самому себе для того, чтобы достичь оптимального выживания для себя и других по всем динамикам. Этические действия – это выживательные действия. Без применения этики мы не выживем». Выживание – это не просто выживание. Это скорее выживание в счастливом состоянии. «Выживание измеряется удовольствием». Таким образом, как и в христианстве, спасение влечёт за собой состояние счастья. Но «чистая совесть и чистые руки – единственный способ достижения счастья и выживания»; таким образом, на практике достижение выживания требует соблюдения нравственных норм. Хаббард писал: «Что же касается идеалов, честности и любви к ближнему, то там, где их нет, вы не получите хорошего выживания ни для себя, ни для других». Этика Саентологии включает нравственные кодексы, но она идет дальше в подтверждении существенной рациональности саентологической этики, применение которой считается единственным способом выправить ухудшающееся состояние современной морали и действия антиобщественных элементов, и достичь восстановления человечества.
В 1981 году Хаббард сформулировал ряд нравственных предписаний, построенных на здравом смысле. Он назвал буклет, где они были представлены, «отдельной работой… а не частью какой-либо религиозной доктрины» и указал, что они предназначены для широкого распространения в качестве средства для решения проблемы приходящих в упадок стандартов морали современного общества; однако саентологи приняли этот нравственный кодекс как часть религии. Этот кодекс в значительной мере перекликается с Десятью Заповедями и другими предписаниями христианской этики; он написан современным языком с добавлением социального, функционального и практического обоснования многих выдвинутых принципов. Кодекс запрещает убийство, воровство, ложь, все незаконные действия, причинение вреда людям доброй воли; он предписывает, среди прочего, верность сексуальным партнёрам, уважение к родителям, помощь детям, умеренность, поддержку справедливого правительства, выполнение обязательств, уважение религиозных верований других, заботу о здоровье и окружающей среде, трудолюбие и компетентность. Он содержит, как в отрицательных, так и положительных терминах, версию золотого правила, которое часто представлено в христианских традициях в виде: «Не делайте другим того, что вы не хотите, чтобы другие сделали вам». Буклет призывает читателей передать экземпляр всем тем, чьё счастье и выживание важно для них.
IX. Религиозные заявления Саентологии
Несмотря на различные относящиеся к религии элементы, описанные выше, Саентология первоначально не была представлена как религия. Даже когда в 1954 году три организации Саентологии были инкорпорированы как церкви (с немного разными названиями), религиозное значение Саентологии всё ещё не было полностью исследовано. Однако Хаббард подтвердил, что у Саентологии религиозные цели. Он писал: «Саентология достигла цели религии, выраженной в письменной истории человечества, а именно цели освобождения души через мудрость. Это гораздо более интеллектуальная религия, чем те, что были известны Западу вплоть до 1950 года. Если бы мы, не применяя терапию, просто учили нашим истинам, мы превратили бы цивилизацию в варварский Запад». («Создание человеческих способностей», 1954, 1968.) Безусловно, Хаббард расценивал христианство как в некоторых отношениях менее развитую, чем буддизм, религию, отзываясь о судном дне христиан как о « – варварской интерпретации того, что Гаутама Будда сказал об освобождении души от цикла рождений и смертей» («Лекции, прочитанные в Финиксе», 1968). Сама же Саентология была религией «в старейшем и полнейшем смысле» (там же). В книге «Характер Саентологии», написанной в 1968 году, Хаббард повторил некоторые из своих ранних высказываний и утверждал, что в истоках Саентологии находятся Веды, Дао, Будда, Иудеи и Иисус, а также ряд философов. Саентология «принесла первую религиозную технологию для преодоления накопившегося за многие года грандиозного пренебрежения духом», и он видел это как соединение честности и точности Гаутамы Будды с настойчивостью, продуктивностью и практицизмом Генри Форда. Он видел одитора как того, кто обучен технологии одитинга, а саентологическое обучение – как религиозное образование.
X. Л. Рон Хаббард как религиозный лидер
Часто утверждается (если не ими самими, то их последователями), что основатели религиозных движений являются особыми проводниками откровения, через которых выражает себя Высшее Существо. Такая пророческая форма религиозного руководства обычно характерна для течений в иудейско-христианско-исламских традициях, в то время как в индуистско-буддистских традициях религиозный лидер, как правило, рассматривается как учитель, помогающий своим последователям, указывая им путь к просветлению, который он прошёл сам. Хаббард в большей мере соответствует последней модели. Он представляется не как тот, кому были открыты религиозные истины, а скорее как преподаватель, путём научных исследований открывший факты, указывающие на определённые терапевтические методы и метафизическую совокупность знаний, которые объясняют высшую сущность человека и его конечное предназначение. Современные саентологические исследования рисуют образ Хаббарда, с готовностью описывая его как гения, совершенно в стиле хвалебных биографий, предназначенных для прославления и провозглашения замечательных жизней пророков, гуру и основателей религиозных движений (например, «Что такое Саентология?»). Религиозные лидеры христианской традиции, чьи роли и репутации наиболее похожи на таковые Хаббарда в Саентологии – это Мэри Бейкер Эдди, основательница Христианской Науки, и лидеры различных течений движения «Новая мысль» конца девятнадцатого и начала двадцатого столетий.
XI. Религия и организация Церкви
Совершенно необязательно, чтобы религия или религиозная система была организована как церковь. Духовные элементы в Саентологии присутствовали еще до того, как движение зарегистрировало церковные организации, и, безусловно, взятые вместе, эти элементы обосновывают определение системы верований Саентологии как религии. Но даже если бы церковная организация была критерием религии, Саентология отвечает этому условию. Церковь была учреждена и официально зарегистрирована, и её кредо было провозглашено в 50-х годах; тогда же была определена форма некоторых церемоний. «Кредо» и церемонии формально учредили обязательства, заключённые в системе верований Саентологии. Церковная структура Саентологии иерархична, она отражает градационную систему обучения и духовного просвещения, необходимую для овладения её учением. Организации низкого уровня действуют как миссии, задуманные в форме евангелических агентств. Церкви более низкого звена предпринимают то, что можно определить как начальное обучение служителей, ведущее к посвящению, и служат местным общинам, состоящим из членов «прихода»; этот уровень церковной организации представляет собой основу системы. Выше этого уровня находятся более высокие звенья церковной организации, занятые одитингом и продвинутым обучением одиторов. Организации более высокого уровня обеспечивают руководство учреждениями нижестоящих уровней. Аналогично этой структуре, Церковь разработала добровольное служение мирян, которые проходят обучение для проведения общественной работы и работы в общине. Само служение организовано иерархически, каждая ступень характеризуется завершением сертифицированных курсов обучения. На низких уровнях квалификации добровольные священники берут на себя, среди прочего, посещение тюрем и больниц, в то время как священники высших уровней стремятся, если позволяет численность, создавать саентологические конгрегации. В целом формальная церковная структура напоминает христианские общины, как бы ни отличались их учение и практика. Добровольное служение отдалённо напоминает мирское диаконство в англиканской и других церквах.
XII. Кредо Саентологии
В работе «История Учредительной церкви и её церемонии», написанной в 1966 году, объясняется, что «в саентологической церковной службе мы не прибегаем к молитвам, позам набожности или угрозам вечных мук. Мы используем факты, истины, соглашения, которые были открыты наукой Саентологии». Кредо Церкви Саентологии уделяет много внимания правам человека. Оно подтверждает веру в то, что люди были созданы равными и имеют право на свои собственные религиозные обряды и ритуалы; право на жизнь, здравомыслие, защиту и право на то, чтобы «задумывать и выбирать свои собственные организации, церкви и правительства, помогать им и поддерживать их, а также свободно говорить, писать и думать». Оно также устанавливает веру в то, что изучение разума и исцеление болезней, вызванных разумом, не нужно отделять от религии или передавать в нерелигиозные сферы. Оно утверждает, что человек в основе своей хороший; что он стремится выжить; что его выживание зависит от него самого и подобных ему и от достижения им братства со Вселенной. Оно также утверждает, что « – мы, принадлежащие к Церкви, верим, что законы Бога запрещают человеку уничтожать свой собственный вид; разрушать здравомыслие другого; уничтожать или порабощать души других; уничтожать или ослаблять выживание товарищей или группы. Мы, принадлежащие к Церкви, верим, что дух может быть спасён и что только дух может спасти или излечить тело».
XIII. Церемонии Саентологии
Церемонии свадеб и похорон, предписанные Церковью, хотя и несколько необычны, не отличаются радикально от общей практики западного общества. Церемония крещения, называемая «церемонией наречения», более явно согласовывается с принципами саентологической системы верований. Её цель состоит в том, чтобы помочь недавно пришедшему тэтану занять данное тело. Считается, что во время обретения им нового тела тэтан не осознаёт своей личности, и церемония наречения помогает тэтану узнать о личности его нового тела, о родителях этого тела и о крёстных родителях, которые будут помогать этому новому существу. Эта церемония, следовательно, является разновидностью процесса ориентации, в полном соответствии с саентологической метафизикой.

Концепции поклонения и спасения
I. Развитие саентологических идей: прошлые жизни
С середины 1950-х годов Хаббард уже понял, что прошлые жизни могут играть важную роль в объяснении проблем человека. Центр, основанный им в г. Элизабет, штат Нью-Джерси, CША, в то время занимался изучением возможных положительных эффектов «восстановления в памяти» «обстоятельств смерти в предыдущих воплощениях» (Джозеф А. Винтер. Отчёт доктора о Дианетике: теория и терапия [Jоsерh A Winter, А Doctor’s Report on Dianetics: Thеоry and Thеrарy, Nеw York: 1951, р. 189]). Этот интерес перерос в твёрдое убеждение в том, что вредоносные переживания в прошлых жизнях (а также на ранних стадиях этой жизни) создают «инграммы» (оттиски или умственные образы-картинки, формирующие реактивный ум, который ассоциируется с болью и бессознательным состоянием и вызывает болезни, торможение и, следовательно, иррациональное поведение). Таким образом, Дианетика и Саентология должны быть применены для того, чтобы устранить эти инграммы, а также инграммы, созданные переживаниями индивидуума на ранних стадиях его настоящей жизни.
II. Развитие саентологических идей: от Дианетики до Саентологии
Этот разрыв в душевной жизни был на другом уровне выражен как тэта – вселенная мысли, – которую МЭСТ привёл в «турбулентное» состояние МЭСТ. Назначение одитинга состояло в том, чтобы освободить тэту от этого бремени. Концепция тэты также была усовершенствована в 1951 году, её стали определять как «жизненную силу, йlan vital, дух, душу» («Наука выживания», т.1). Можно сказать, что на этом этапе система верования Хаббарда стала системой исцеления душ. Это развитие стало ещё более очевидным, когда в 1952 году Хаббард положил начало Саентологии, и эта новая, расширенная и обладающая большим охватом система верования включила в себя Дианетику, придав ей более полно сформулированное метафизическое обоснование. Теперь тэта стала тэтаном, более определённым аналогом души, и религиозное измерение этой системы стало теперь явным. Тэтан воспринимался как неотъемлемая индивидуальность человека, как непосредственная личность (то, что осознаёт, что оно осознаёт), и саентологическая теория теперь предоставляла метафизическое обоснование сотериологической задаче освобождения тэтана от вредоносных воздействий предыдущих жизней (предыдущих пребываний в человеческих телах).
III. Развитие саентологических идей: тэтан и тело
Индивидуум не может говорить о «своём тэтане», так как, в сущности, индивидуум – это тэтан, обитающий в теле; в этом смысле, тэтану придаётся даже большее значение, чем душе в традиционном христианском толковании. Тетан входит в тело (во время, после или даже до рождения) в поисках идентичности. В этом смысле Саентология имеет некоторое сходство с концепциями, принятыми в буддийской теории реинкарнации. Хаббард, однако, более определён и тщателен в своей характеристике перераспределения тэтанов по телам, чем то, что можно найти в священных писаниях буддизма.
IV. Немедленное и окончательное спасение
Первичная цель одитинга в Саентологии состоит в том, чтобы освободить тэтана от ограничений реактивного ума; окончательная же цель заключается в реабилитации тэтана таким образом, чтобы он достиг устойчивого состояния, в котором у него больше нет реактивного ума. Он переходит от озабоченности о немедленной и непосредственной цели собственного выживания (1-я динамика) ко всё более и более развитому распознаванию возможностей спасения, по мере того как он последовательно идентифицирует себя с семьёй, группой, человечеством, животным миром, вселенной, духовными состояниями и бесконечностью или Богом. Таким образом, окончательная цель тэтана, работающего через восемь динамик, заключается в достижении богоподобного состояния, которое саентологи называют «полный ОT» или «изначальное состояние».
V. Сотериология Саентологии
Эта схема уже сама по себе является сотериологией, доктриной спасения. Если конечное состояние кажется превосходящим то спасение, которое обычно провозглашается в христианской религии, то это потому, что сотериологи часто имеют дело скорее с предстоящим, чем с окончательным спасением. В христианстве также есть концепции человека как Христова сонаследника, хотя более ограниченная перспектива того, что душа в итоге оказывается в раю, часто удовлетворяла и Церковь, и мирян. Даже в этом случае, в некоторых движениях – например, в мормонстве – явно выражена идея о человеке, достигающем состояния Бога. Условия достижения спасения являются иными в Саентологии, но долгосрочная идея спасения души легко распознаётся в её учении. В её практике делается упор на непосредственный результат сохранения здравомыслия индивидуума, исправления психического расстройства и помощи в преодолении депрессии, но всё это оправдывается ссылкой на доктрину спасения, приведённую выше.
VI. Сходство с буддизмом и школой Санкхья
Описание механики жизни в Саентологии имеет значительное сходство с буддийским, а также школой Санкхья в индуизме. Накопление в разуме реактивного банка памяти несколько напоминает понятие кармы. Концепция прошлых жизней имеет много общего с теориями реинкарнации в восточных религиях. Идея приобретения доступа к уровням сознания присутствует в Йоге (школа Йоги тесно связана со школой Санкхья), и считается, что йог способен обрести сверхъестественные способности.
VII. Спасение как глобальная и как индивидуальная возможность
Конечная перспектива спасения тэтана включает идею выживания человечества, животного мира и материальных вселенных через Саентологию. Этот элемент заботы об обществе и космосе, бесспорно, существует в Саентологии. Идея «клирования планеты» (создание «клиров» – людей, которые полностью освободились от реактивного ума) была выдвинута в качестве цели. Хаббард, тем не менее, порой переносил ударение; в частности, он писал: «Саентология заинтересована не в том, чтобы спасать мир, а в том, чтобы делать способных людей более способными, работая по точной технологии c самим индивидуумом, который является духом». («Характер Саентологии» [Character of Scientology], 1968.) Однако здесь можно подчеркнуть, что спасение мира, в свою очередь, находится в зависимости от спасения индивидуальных тэтанов – типичный евангелистский акцент.
VIII. Этика в Саентологии
Саентологическая концепция выживания согласуется с общей целью всей религии – спасением. Этичным действием считается рациональное поведение, способствующее достижению этой цели.
Иногда предписание нравственного кодекса предлагают в качестве одной из характеристик религии, хотя религии сильно разнятся по степени того, насколько они придерживаются определённого кодекса нравственности. Саентология начала с общих целей повышения потенциала индивидуума. В своём акценте на свободу она приняла более либеральный подход к этике, чем тот, который исповедуют традиционные христианские церкви. Однако еще в с самом первом изложении Дианетики Хаббард совершенно ясно указал, что индивидуум ответственен за свои собственные недостатки, что тэтан, в сущности, является хорошим, но его собственная сила будет убывать, если он будет впредь совершать вредоносные деяния. Одитинг также делает ударение на том требовании, что индивидуум должен быть способен противостоять проблемам и брать на себя ответственность за своё собственное благосостояние. Он должен признать «оверты» (вредоносные действия), совершённые им в прошлых и настоящей жизнях.
В важной книге «Введение в саентологическую этику» Л. Рон Хаббард изложил этические стандарты, требуемые от саентолога, и ясно показал, что следование нормам этики фундаментально для веры. Цель индивидуума есть выживание, то есть выживание по всем восьми динамикам, начиная с заботы о себе и семье вплоть до стремления к существованию в качестве бесконечности, так называемой динамики Бога (см. раздел VI.IX). Саентологическая концепция выживания согласуется с общей целью всей религии – спасением. Этичным действием считается рациональное поведение, способствующее достижению этой цели. Таким образом, Хаббард придавал особое значение тому, что индивидуум должен применять этические стандарты к своему поведению и вести себя рационально, если он стремится к достижению собственного спасения и способствует спасению всего человечества. Таким образом, подобно тому как буддист ради себя самого посвящает себя добрым делам для улучшения своей будущей кармы, так и саентолог обязан вести себя рационально – то есть этично – во имя собственного выживания, а также и выживания расширяющихся областей, охваченных восемью динамиками. Хаббард писал: «Этика – это действия, которые человек предпринимает по отношению к самому себе для того, чтобы достичь оптимального выживания для себя и других по всем динамикам. Этические действия – это выживательные действия. Без применения этики мы не выживем». Выживание – это не просто выживание. Это скорее выживание в счастливом состоянии. «Выживание измеряется удовольствием». Таким образом, как и в христианстве, спасение влечёт за собой состояние счастья. Но «чистая совесть и чистые руки – единственный способ достижения счастья и выживания»; таким образом, на практике достижение выживания требует соблюдения нравственных норм. Хаббард писал: «Что же касается идеалов, честности и любви к ближнему, то там, где их нет, вы не получите хорошего выживания ни для себя, ни для других». Этика Саентологии включает нравственные кодексы, но она идет дальше в подтверждении существенной рациональности саентологической этики, применение которой считается единственным способом выправить ухудшающееся состояние современной морали и действия антиобщественных элементов, и достичь восстановления человечества.
В 1981 году Хаббард сформулировал ряд нравственных предписаний, построенных на здравом смысле. Он назвал буклет, где они были представлены, «отдельной работой… а не частью какой-либо религиозной доктрины» и указал, что они предназначены для широкого распространения в качестве средства для решения проблемы приходящих в упадок стандартов морали современного общества; однако саентологи приняли этот нравственный кодекс как часть религии. Этот кодекс в значительной мере перекликается с Десятью Заповедями и другими предписаниями христианской этики; он написан современным языком с добавлением социального, функционального и практического обоснования многих выдвинутых принципов. Кодекс запрещает убийство, воровство, ложь, все незаконные действия, причинение вреда людям доброй воли; он предписывает, среди прочего, верность сексуальным партнёрам, уважение к родителям, помощь детям, умеренность, поддержку справедливого правительства, выполнение обязательств, уважение религиозных верований других, заботу о здоровье и окружающей среде, трудолюбие и компетентность. Он содержит, как в отрицательных, так и положительных терминах, версию золотого правила, которое часто представлено в христианских традициях в виде: «Не делайте другим того, что вы не хотите, чтобы другие сделали вам». Буклет призывает читателей передать экземпляр всем тем, чьё счастье и выживание важно для них.
IX. Религиозные заявления Саентологии
Несмотря на различные относящиеся к религии элементы, описанные выше, Саентология первоначально не была представлена как религия. Даже когда в 1954 году три организации Саентологии были инкорпорированы как церкви (с немного разными названиями), религиозное значение Саентологии всё ещё не было полностью исследовано. Однако Хаббард подтвердил, что у Саентологии религиозные цели. Он писал: «Саентология достигла цели религии, выраженной в письменной истории человечества, а именно цели освобождения души через мудрость. Это гораздо более интеллектуальная религия, чем те, что были известны Западу вплоть до 1950 года. Если бы мы, не применяя терапию, просто учили нашим истинам, мы превратили бы цивилизацию в варварский Запад». («Создание человеческих способностей», 1954, 1968.) Безусловно, Хаббард расценивал христианство как в некоторых отношениях менее развитую, чем буддизм, религию, отзываясь о судном дне христиан как о « – варварской интерпретации того, что Гаутама Будда сказал об освобождении души от цикла рождений и смертей» («Лекции, прочитанные в Финиксе», 1968). Сама же Саентология была религией «в старейшем и полнейшем смысле» (там же). В книге «Характер Саентологии», написанной в 1968 году, Хаббард повторил некоторые из своих ранних высказываний и утверждал, что в истоках Саентологии находятся Веды, Дао, Будда, Иудеи и Иисус, а также ряд философов. Саентология «принесла первую религиозную технологию для преодоления накопившегося за многие года грандиозного пренебрежения духом», и он видел это как соединение честности и точности Гаутамы Будды с настойчивостью, продуктивностью и практицизмом Генри Форда. Он видел одитора как того, кто обучен технологии одитинга, а саентологическое обучение – как религиозное образование.
X. Л. Рон Хаббард как религиозный лидер
Часто утверждается (если не ими самими, то их последователями), что основатели религиозных движений являются особыми проводниками откровения, через которых выражает себя Высшее Существо. Такая пророческая форма религиозного руководства обычно характерна для течений в иудейско-христианско-исламских традициях, в то время как в индуистско-буддистских традициях религиозный лидер, как правило, рассматривается как учитель, помогающий своим последователям, указывая им путь к просветлению, который он прошёл сам. Хаббард в большей мере соответствует последней модели. Он представляется не как тот, кому были открыты религиозные истины, а скорее как преподаватель, путём научных исследований открывший факты, указывающие на определённые терапевтические методы и метафизическую совокупность знаний, которые объясняют высшую сущность человека и его конечное предназначение. Современные саентологические исследования рисуют образ Хаббарда, с готовностью описывая его как гения, совершенно в стиле хвалебных биографий, предназначенных для прославления и провозглашения замечательных жизней пророков, гуру и основателей религиозных движений (например, «Что такое Саентология?»). Религиозные лидеры христианской традиции, чьи роли и репутации наиболее похожи на таковые Хаббарда в Саентологии – это Мэри Бейкер Эдди, основательница Христианской Науки, и лидеры различных течений движения «Новая мысль» конца девятнадцатого и начала двадцатого столетий.
XI. Религия и организация Церкви
Совершенно необязательно, чтобы религия или религиозная система была организована как церковь. Духовные элементы в Саентологии присутствовали еще до того, как движение зарегистрировало церковные организации, и, безусловно, взятые вместе, эти элементы обосновывают определение системы верований Саентологии как религии. Но даже если бы церковная организация была критерием религии, Саентология отвечает этому условию. Церковь была учреждена и официально зарегистрирована, и её кредо было провозглашено в 50-х годах; тогда же была определена форма некоторых церемоний. «Кредо» и церемонии формально учредили обязательства, заключённые в системе верований Саентологии. Церковная структура Саентологии иерархична, она отражает градационную систему обучения и духовного просвещения, необходимую для овладения её учением. Организации низкого уровня действуют как миссии, задуманные в форме евангелических агентств. Церкви более низкого звена предпринимают то, что можно определить как начальное обучение служителей, ведущее к посвящению, и служат местным общинам, состоящим из членов «прихода»; этот уровень церковной организации представляет собой основу системы. Выше этого уровня находятся более высокие звенья церковной организации, занятые одитингом и продвинутым обучением одиторов. Организации более высокого уровня обеспечивают руководство учреждениями нижестоящих уровней. Аналогично этой структуре, Церковь разработала добровольное служение мирян, которые проходят обучение для проведения общественной работы и работы в общине. Само служение организовано иерархически, каждая ступень характеризуется завершением сертифицированных курсов обучения. На низких уровнях квалификации добровольные священники берут на себя, среди прочего, посещение тюрем и больниц, в то время как священники высших уровней стремятся, если позволяет численность, создавать саентологические конгрегации. В целом формальная церковная структура напоминает христианские общины, как бы ни отличались их учение и практика. Добровольное служение отдалённо напоминает мирское диаконство в англиканской и других церквах.
XII. Кредо Саентологии
В работе «История Учредительной церкви и её церемонии», написанной в 1966 году, объясняется, что «в саентологической церковной службе мы не прибегаем к молитвам, позам набожности или угрозам вечных мук. Мы используем факты, истины, соглашения, которые были открыты наукой Саентологии». Кредо Церкви Саентологии уделяет много внимания правам человека. Оно подтверждает веру в то, что люди были созданы равными и имеют право на свои собственные религиозные обряды и ритуалы; право на жизнь, здравомыслие, защиту и право на то, чтобы «задумывать и выбирать свои собственные организации, церкви и правительства, помогать им и поддерживать их, а также свободно говорить, писать и думать». Оно также устанавливает веру в то, что изучение разума и исцеление болезней, вызванных разумом, не нужно отделять от религии или передавать в нерелигиозные сферы. Оно утверждает, что человек в основе своей хороший; что он стремится выжить; что его выживание зависит от него самого и подобных ему и от достижения им братства со Вселенной. Оно также утверждает, что « – мы, принадлежащие к Церкви, верим, что законы Бога запрещают человеку уничтожать свой собственный вид; разрушать здравомыслие другого; уничтожать или порабощать души других; уничтожать или ослаблять выживание товарищей или группы. Мы, принадлежащие к Церкви, верим, что дух может быть спасён и что только дух может спасти или излечить тело».
XIII. Церемонии Саентологии
Церемонии свадеб и похорон, предписанные Церковью, хотя и несколько необычны, не отличаются радикально от общей практики западного общества. Церемония крещения, называемая «церемонией наречения», более явно согласовывается с принципами саентологической системы верований. Её цель состоит в том, чтобы помочь недавно пришедшему тэтану занять данное тело. Считается, что во время обретения им нового тела тэтан не осознаёт своей личности, и церемония наречения помогает тэтану узнать о личности его нового тела, о родителях этого тела и о крёстных родителях, которые будут помогать этому новому существу. Эта церемония, следовательно, является разновидностью процесса ориентации, в полном соответствии с саентологической метафизикой.

Саентология и другие верования
I. Некоторые сходства Саентологии и других верований
Саентология радикально отличается от традиционных Христианских церквей и отколовшихся сект в вопросах идеологии, практики и организации. Всё же, принимая широкую точку зрения, которая должна превалировать в обществе с множеством культур и религий, очевидно, что по всем основным пунктам Саентология занимает позицию, очень близкую к позициям других движений, которые, бесспорно, являются религиями. Идеологически она имеет значительные сходства со школой Санкхья в Индуизме. В её общинной деятельности, которая, однако, гораздо менее важна для неё, чем для нонконформистских движений, существуют, тем не менее, моменты особого значения, не сильно отличающиеся от таковых в некоторых нонконформистских сообществах. Её сотериологические цели определённо метафизичны и во многих аспектах аналогичны таковым в Христианской науке.
II. Двойное членство
Отличительной чертой Саентологии является то, что от её членов не требуется отказа от других религиозных верований и членств при принятии Саентологии. Из этой особенности можно было бы заключить, что Саентология удовлетворилась статусом всего лишь добавочного или дополнительного набора верований и обрядов, но такой вывод будет неправомочен. Я разговаривал с руководителями Церкви, а также с рядовыми саентологами об этом аспекте Саентологии, и они ответили, что, хотя исключительность и не требуется, она приходит по ходу практики. По их словам, по мере того как человек становится всё более вовлечён в Саентологию, он неизбежно отбрасывает прежнюю веру. Например, я знаю, что иудей, ставший саентологом, может продолжать по культурным причинам поддерживать связь с Иудаизмом и праздновать иудейские праздники с семьёй и друзьями, но он или она не будет практиковать эту религию и продолжать верить в иудейское богословие. С моей точки зрения как учёного, это объяснение кажется правильным. Саентологи считают свою веру вполне законченной религией, требующей от своих членов преданности. Далее, в то время как для иудейско-христианско-мусульманской традиции характерно, чтобы религиозная преданность была исключительна, и что двойное или множественное членство не допускается, этот принцип далеко не универсален среди религий. Этого не требуется в большинстве направлений Индуизма и Буддизма. Будда не запрещал поклонения местным богам. Индуизм терпимо относится к принадлежности к нескольким религиям. В Японии многие считают себя одновременно буддистами и синтоистами. Симбиоз религий – это хорошо известное явление, и, в некоторых отношениях, он имеет место в Христианстве (например, в терпимости по отношению к спиритизму или Пятидесятничеству со стороны некоторых англиканских епископов, даже несмотря на то, что эти системы верований определённо не согласуются с официальной доктриной). Тот факт, что позиция Саентологии по отношению к двойной или множественной церковной принадлежности отличается от традиционно принятой в западном Христианстве, не является правомерным основанием для отказа ей в статусе религии.
III. Экзотерические и эзотерические элементы Саентологии
Принятое представление о Саентологии не соответствует общим стереотипам религии. Её материалы могут быть разделены на широко распространяемую экзотерическую литературу и на эзотерическую литературу. Экзотерическая литература преимущественно затрагивает основные положения метафизики Саентологии и то, как нужно применять их на практике, чтобы помочь людям справляться со своими проблемами в общении и отношениях и сохранять разумные, рациональные и положительные ориентации в жизни. Ограниченный свод эзотерической литературы, которая доступна только продвинутым студентам Саентологии, представляет как более полное рассмотрение метафизики религии, так и более продвинутые методики одитинга. Она более подробно объясняет теорию тэты (начальной мысли духа); её ухудшение из-за её вовлечения во вселенную материи, энергии, пространства и времени в течение прошлых жизней; и указывает путь, которым человек может приобретать – строго говоря, восстанавливать – свои сверхъестественные способности. Только очень продвинутые саентологи считаются способными к пониманию сути такого толкования системы верований и к полному постижению более высоких уровней методик одитинга, изложенных в эзотерической литературе.
В разделении между экзотерическим и эзотерическим учениями Саентология никоим образом не уникальна среди религий. В соответствии с принципом, провозглашённым Иисусом, «ещё многое имею сказать вам, но вы теперь не можете вместить» (От Иоанна, 16:12), и Павлом в разделении между твёрдой пищей для зрелых верующих и молоком для младенцев (1-е к Коринфянам, 3:1-3; К Евреям, 5:12-14), различные христианские движения поддерживали разделение начальных и продвинутых доктрин и практик. Общая традиция гностиков, не принимаемая христианством, бесспорно, преданно сохраняла эзотерические учения, и современные движения, порой относимые учёными к сектам «гностического типа», как правило, делают такое разделение. Примером является Христианская наука, общие учения которой дополнены предметами, содержание которых держится в секрете; они преподаются назначенными учителями в специальных классах тем, кто стремится стать признанными деятелями церкви. Помимо этих примеров, Церковь Иисуса Христа Святых Последних Дней допускает к своим особым церемониям только тех мормонов, которые являются активными приверженцами веры и получили от своего епископа разрешение, где, среди прочего, указывается, что они выполнили своё обязательство десятины, то есть внесли 10 процентов своего дохода в казну церкви; никому другому не разрешается видеть эти ритуалы. Обратившись ближе к основной линии протестантства, мы видим, что пятидесятники, например, часто раскрывают полное значение своего учения и практики «даров Духа» только во время особых богослужений, а не на тех собраниях, которые предназначены для привлечения новой публики. Такое разграничение оправдано также принципом обучения: более сложный материал доступен только тем, кто прошёл предыдущие, более элементарные стадии подготовки, что позволяет им усвоить более высокие уровни наставления. Такова позиция, принятая Саентологией, учения которой требуют сконцентрированных и систематических усилий от студентов.

Название «религия» в применении к Саентологии
I. Устранение культурного предубеждения
В оценке новых религиозных движений существуют различные индивидуальные трудности. Одна из них состоит в том, что в большинстве обществ существуют невыраженные презумпции относительно религии, придающие большое значение древности и традиции. Религиозное исповедание и выражение часто узакониваются специфическими ссылками на традицию. Новшества в вопросах религии поддерживаются немногими или принимаются в штыки. Вторая проблема – сильная нормативная позиция ортодоксальности (особенно в иудейско-христианско-исламской традиции), запрещающая отклонения и использующая уничижительные ярлыки («секта», «культ», «ересь», «инакомыслие» и т.д.). Третья проблема понятна из предшествующих разделов, а именно: тем, кто вырос и получил воспитание в рамках одного общества и одной религиозной традиции, особенно нелегко понять систему верования других, сочувствовать их религиозным стремлениям и признать законность их средств выражения. Религиозные представления вбирают в себя определённые культурные предубеждения и ограниченность взгляда. Но желая истолковать движение, подобное Саентологии, необходимо распознавать и преодолевать эти препятствия. Это не значит, что для понимания совокупности религиозных воззрений их нужно принимать как истинные, но должно быть установлено определённое взаимопонимание, чтобы оказать соответствующее уважение убеждениям представителей других вероисповеданий.
II. Подведение итогов на текущий момент
Предшествующее обсуждение, неизбежно всестороннее и дискурсивное, включает, среди прочего, сравнения с другими религиозными движениями и обзор литературы, как изданной самими саентологами, так и написанной академическими комментаторами о Саентологии. История, доктрина, практика, религиозная организация и нравственные нормы Саентологии были кратко рассмотрены с особым вниманием к наиболее злободневным аспектам в текущей оценке религиозного статуса движения. Такая оценка, в ходе которой было выдвинуто множество уместных соображений, доказывает утверждение о том, что Саентология является религией. Однако, так как мы попытались (см. II.I выше) изложить в терминах абстрактного обобщения те свойства и функции, которые имеют широкое распространение и, следовательно, высокую вероятность в религиозных системах, теперь надлежит взвешенно приложить эту модель в качестве критерия в оценке права Саентологии претендовать на статус религии. Имеются широкие расхождения между терминологией, используемой в Саентологии и в формулировках модели, но такова ситуация, во многих, а возможно и во всех религиозных движениях. Тем не менее, допуская общий характер использованных абстрактных концепций, возможно, без неуместной трудности или повода для разногласий, осознать степень, до которой Саентология покрывает пробелы сделанного нами перечня.
III. Саентология в свете характерных черт религии
Мне ясно, что Саентология является bona fide (подлинной) религией и должна рассматриваться как таковая.
Теперь мы сравним атрибуты Саентологии с перечнем вероятных свойств и функций религии, изложенным выше в п. II.I. Мы определим те элементы, в которых атрибуты Саентологии совпадают, как «соответствие» или «ограниченное соответствие»; там, где этого не происходит, – как «несоответствие» или «ограниченное несоответствие»; и все другие случаи – как «неопределённость».
а) тэтаны являются силами, выходящими за границы нормального чувственного восприятия. Также видно, что Саентология признает существование Высшего Существа. Соответствие.
б) Саентология устанавливает, что тэтаны создали естественный порядок бытия в целом. Соответствие.
в) тэтаны занимают человеческие тела, что равнозначно непрерывному вмешательству в материальный мир. Соответствие.
г) тэтаны действовали до начала человеческой истории и, как полагают, создали физическую вселенную и занимают тела ради своего собственного удовольствия, индивидуальности и участия в игре. Тем не менее, это цель неопределённая, и Высшее Существо в Саентологии не наделено определёнными целями. Ограниченное соответствие.
д) действия тэтанов и действия людей идентичны. От того, насколько тэтан добьётся освобождения от реактивного ума, в большой степени зависят не только его настоящая жизнь, но также и будущие жизни тэтана. Соответствие.
е) одитинг и обучение есть средства, с помощью которых индивидуум может влиять на свою судьбу, – определённо в этой жизни, а также и в жизнях тех тел, которые он может занимать позже. Соответствие.
ж) Ритуалы как символика в традиционном смысле поклонения (например, католическая месса) минимальны и рудиментарны в Саентологии, также как в среде квакеров, тем не менее они существуют. Однако, принимая консервативную позицию, мы можем расценивать этот элемент как «неопределённость».
з) Попытки умилостивить (например, жертвоприношение или епитимья) отсутствуют в Саентологии. Индивидуум стремится к мудрости и духовному просвещению. Несоответствие.
и) выражения преданности, благодарности, почтения и повиновения сверхъестественным факторам фактически отсутствуют, за исключением таковых в обрядах перехода, предписанных в Саентологии. Несоответствие.
к) хотя Саентология имеет особый язык, предоставляющий средства для поддержки ценностей внутри группы, и писания или учения Л. Рона Хаббарда считаются священными в общем смысле этого слова, их нельзя считать формально соответствующим значению слова «священное» как «нечто отделённое и запрещённое». Несоответствие.
л) празднования или коллективные покаяния не являются ярко выраженной чертой Саентологии, но в последние годы движение установило ряд знаменательных дат, включая празднование годовщины рождения Хаббарда, дня основания Международной Ассоциации Саентологов и дня чествования одиторов за их преданность. Ограниченное соответствие.
м) Cаентологи участвуют в относительно небольшом числе коллективных обрядов, но учения движения предусматривают общий Wеltаnschаuung (нем.: философия жизни) и таким образом приводят членов к чувству товарищества и общего единства. Ограниченное соответствие.
н) Саентология является не очень моралистской религией, но забота о нравственной пристойности выросла по мере того, как было осознано полное применение её метафизических предпосылок. Начиная с 1981 года, нравственные принципы саентологов получили ясную формулировку: они напоминают библейские Десять Заповедей и яснее выражают долговременную заботу об уменьшении «овертов» (вредоносных действий). Доктрины реактивного ума и перевоплощения охватывают этические ориентации, подобные таковым в Буддизме. Соответствие.
о) Саентология придаёт большое значение серьёзности намерений, длительной преданности и верности членов организации. Соответствие.
п) Cаентологическое учение о перевоплощении полностью отвечает этому критерию. Для тэтана аккумулятивный реактивный ум соответствует недостатку, и такой недостаток может быть уменьшен с помощью саентологических методик. Соответствие.
р) в Саентологии есть служители, главным образом «исповедники» (одиторы), некоторые из них являются также капелланами, задачи которых, в основном, разъяснительные и пасторские. Одиторы, супервайзеры курса и капелланы (фактически все сотрудники церкви) стремятся уберечь теорию и практику Саентологии от искажения и в этом смысле являются хранителями учения. Соответствие.
с) Одиторы, супервайзеры курса и капелланы получают денежное вознаграждение. Соответствие.
т) Саентология имеет форму метафизической доктрины, которая предлагает объяснение значения жизни и её цели и тщательно разработанную теорию человеческой психологии, а также историю происхождения и функционирования физической вселенной. Соответствие.
у) узаконивание Саентологии происходит в форме откровения Л. Рона Хаббарда. Собственные источники Хаббарда включают в себя упоминания древней мудрости Востока, но считается, что они почти исключительно являются результатом исследований. Эта смесь обращения к традиции, харизмы и науки присутствует и в других современных религиозных движениях, особенно в Христианской науке. Ограниченное соответствие.
ф) утверждения об истинности отдельных саентологических доктрин выше эмпирической проверки, но считается, что эффективность одитинга доказуема практически. Однако цели Саентологии зависят от веры в метафизические аспекты доктрины, даже если средства считаются поддающимися эмпирическому испытанию. Ограниченное соответствие.
IV. Обзор сравнительного анализа
Приведённый выше анализ Саентологии в свете перечня вероятных элементов религии даёт одиннадцать пунктов, по которым имеется соответствие; пять пунктов, по которым имеется ограниченное соответствие; три пункта, по которым не имеется соответствия; и один пункт, по которому имеется неопределённость. Безусловно, неверно было бы представлять, что эти различные свойства и функции религии равноценны и что простой подсчет предоставит надлежащие механистические основания для оценки. Некоторые элементы – например, существование группы специалистов, получающих денежное вознаграждение, – хотя и нередки в различных религиях, но не ограничены этой сферой, и, следовательно, можно считать, что такие элементы имеют меньший вес, чем некоторые другие. Точно так же элемент умилостивления, часто присутствующий в религии, может быть признан не более чем рудиментарной чертой более ранних моделей квази-волшебной зависимости, от которой религиозные организации, учреждённые относительно недавно, освободились. В то время как многие традиционные религии соответствуют большинству этих вероятных элементов, многие признанные конфессии расходятся с некоторыми из них. Мы уже отметили это, говоря о квакерах в отношении поклонения и о христианской науке в отношении подтверждения законности. Унитарианцы не удовлетворяют ряду элементов, как-то: поклонение, освящение, традиционные концепции греха и добродетели и, возможно, значимость метафизического учения. Ни христадельфиане, ни квакеры не соответствовали бы критериям, относящимся к религиозным специалистам или их оплате.
V. Саентологи осознают свои верования как религию
Использование предшествующего перечня не должно производить впечатления, что результаты, сформулированные в этой работе, полагаются исключительно на формальную или абстрактную аргументацию. Этот перечень является всего лишь базой, с которой сравниваются эмпирические данные – то есть наблюдаемое поведение. Во многих саентологах чувство религиозной приверженности очень глубоко. Они воспринимают свою веру и практику как религию, и степень приверженности многих превосходит обычный уровень, встречающийся среди верующих традиционных церквей. В этом отношении многие саентологи ведут себя подобно членам христианских сект, которые, как правило, сильнее преданы их религии, чем подавляющее большинство верующих в давно установленных церквях и конфессиях. Как социолог, я считаю Саентологию подлинной системой религиозного верования и практики, которая вызывает в своих приверженцах глубокую и серьёзную преданность.
VI. Кратко о современных изменениях в религии
Мы отметили, что все религии претерпевают процесс эволюции: со временем они изменяются. Также справедливо, что религия сама по себе подвергается изменению. Как продукт общества, религия вбирает в себя колорит и характер общества, в котором она функционирует, и более новые движения обнаруживают черты, не существовавшие в более ранних движениях (по крайней мере, во время их зарождения). Сегодня новые проявления в религии делают очевидным, что интерес к постулированной объективной реальности «снаружи» угасает, в то время как внимание к субъективным переживаниям и психологическому благополучию становится всё сильнее. Таким образом, наблюдается меньший интерес к традиционным формам поклонения, и больший – к обретению гарантий (которые сами по себе уже являются разновидностью спасения) от иных источников, нежели через предполагаемое утешение, посылаемое отдалённым богом-спасителем. Таким образом, следует ожидать, что этот акцент станет явным в перечне, который мы использовали в качестве модели. Эта модель отражает многое из того, что по-прежнему существует в религии, но унаследовано от древней практики. Более новые религии (даже такие устоявшиеся, как основные конфессии Протестантства), не найдут соответствия со всеми этими элементами: они отражают черты тех ступеней эволюции, на которых они возникли. Мы должны, следовательно, допустить, что современные движения не найдут соответствия со всеми элементами нашей (относительно не зависящей от времени) модели. Принимая всё это во внимание, мне ясно, что Саентология является bona fide (подлинной) религией и должна рассматриваться как таковая.