Стейси Брукс даёт показания под присягой

В ОКРУЖНОМ СУДЕ ШЕСТОГО СУДЕБНОГО ОКРУГА

ШТАТА ФЛОРИДА В ГРАФСТВЕ ПИНЕЛЛАС И ОТ ЕГО ИМЕНИ

ГРАЖДАНСКОЕ ПОДРАЗДЕЛЕНИЕ — ДЕЛО НОМЕР 00-5682-CI-011

ИНТЕРЕСЫ ЛАЙЗЫ МАКФЕРСОН, посредством и через

личного Представителя,

ДЕЛЛ ЛИБРЕЙХ,

Истец,

против

ОБСЛУЖИВАЮЩЕЙ ОРГАНИЗАЦИИ ФЛАГ
ЦЕРКВИ САЕНТОЛОГИИ, ДЖАНИС

ДЖОНСОН, АЛАН КАРТУЗУНСКИ и

ДЭВИД ХУГТОН, D.D.S.

Ответчики

/

УВЕДОМЛЕНИЕ О РЕГИСТРАЦИИ

В ДАННЫЙ МОМЕНТ Стэйси Брукс посредством и через её нижеподписавшегося адвоката прибывает и регистрирует этот оригинал ее третьего показания под присягой, в соответствии с запросом этого Уважаемого Суда. Представлено с почтением.

СЕРТИФИКАТ ОБ ОКАЗАНИИ УСЛУГ

Я НАСТОЯЩИМ УДОСТОВЕРЯЮ, что точная и правильная копия вышеуказанного была доставлена регулярной почтой Соединенных Штатов и/или факсом Почтенной Сьюзен Ф. Шаффер в 545 Фёрст Авеню Норт, Санкт-Петербург, Флорида 33701, Хендрик Моксон, эсквайр, Моксон & Кобрин, 1100 ул. Кливленд, Сте 900, Клирвотер, Флорида 33755, Элена K. Кобрин, эсквайр, Моксон & Коброн, 1100 ул. Кливленд, пом. 900, Клирвотер, Флорида 33755, Моррис Вейнберг, младшие, Цукерман, Спаедер, LLP, 101 E. Бульвар Кеннеди, Сте. 1200, Тампа, Флорида 33602, Ли Фугат, Цукерман, Спаедер, LLP, 101 E. Бульвар Кеннеди. Сте. 1200, Тампа, Флорида 33602, Майкл Ли Хертцберг, 740 Бродвей, 5 этаж, Нью-Йорк, Нью-Йорк 10003, Кеннан Г. Дандар, эсквайр, Дандар & Дандар, P.A., 1715 N Вестшор бульвар, Сте.. 750, Тампа, Флорида 33607, Рональд P. Хэйнс, эсквайр, Тромблей & Хэйнс, 707 N. Фрэнклин St, 10-ый этаж, Тампа, Флорида 33602, Дуглас Дж. Титус, эсквайр, Джордж & Титус, почтовое отделение. а/я 3240, Тампа, Флорида 33601, Брюс Хоуви, Пайпер, Лудин, Хоуви и Вернер, 5720 Сентрал авеню, Санкт-Петербург, Флорида 33707, Люк Лирот, Эсквайр, Люк Чарльз Лирот P.A. 112 Ист стрит, Набор B, Тампа, Флорида 33602, и Лансинг C Скрайвен, эсквайр, Лансинг Скрайвен, P.A., 442 Вест Кеннеди бульвар, пом. 280, Тампа, Флорида 33606
18-го числа июля 2002 года.

МакГован 42 Сюарез, L.L.P.

Томас Х. МакГован, Эсквайр

FBN: 0234052 SPN: 98632

150 Секонд авеню Норт, пом. 870

Санкт-Петербург, Флорида 33701

тел: 727-821-8900 факс: 727-821-3117

ПОКАЗАНИЕ ПОД ПРИСЯГОЙ СТЭЙСИ БРУКС

Стэйси Брукс, должным образом приняв присягу, дает письменные показания и заявляет:

l. Я старше 18 лет, имею личный опыт в отношении фактов, сформулированных здесь, и иным образом компетентна свидетельствовать. Этот Почтенный Суд убедил меня пересмотреть показания под присягой и заявления, которые я сделала ранее и информировать этот Суд в отношении того, было ли мое свидетельство в тех утверждениях под присягой верно в то время, когда были сделаны те показания под присягой и заявления. Я поступила таким образом, и это показание под присягой излагает результаты этого.

2. Я пересмотрела, и я подтверждаю подлинность заявлений, которые были сделаны в качестве показаний в этом деле.

3. По совету адвоката я обратилась к юридическому словарю Блека, чтобы удостовериться, что я поняла юридическое значение определенных терминов. Я теперь понимаю, что «личное знание» и «знание из собственного опыта» означают одно и то же. Они подразумевают «Знание, полученное через непосредственное наблюдение или опыт в отличие от веры, основанной на том, что кто-то сказал». «Слухи» это то, «что сказали другие». Я теперь понимаю, что свидетельское показание в виде «мнения» «основано на вере или идее, а не на знании из первоисточника фактов по рассматриваемому вопросу» и что «предположение» – «догадка; гипотеза; подозрение». Я также понимаю, что «сфабрикованное свидетельство» является «ложным или вводящим в заблуждение свидетельством, которое незаконно создано, обычно после соответствующего события».

4. За исключением одного письменного показания в Калифорнии и недавних слушаний по данному делу, в отношении слов, которые я писала, я никогда не подвергалась фактическому или имитационному перекрестному допросу. Я верю, что если бы я поняла тот процесс, когда я писала эти заявления, я не написала бы то, что писала во многих случаях.

5. После прояснения терминов упомянутых в параграфе 3, я обнаружила в процессе пересмотра моих заявлений, что очень немногое из моего предшествующего письменного свидетельствования было основано на моем личном знании. Большая часть того, что я написала, является слухами, догадками или мнением, и все это проникнуто моими собственными крайне отрицательными чувствами относительно Саентологии и ее руководства. Все заявления являются необъективными, направленными на поддержку утверждений, которые хотели сделать адвокаты, на которых я работала, и для которых, в большинстве случаев, у них иначе не было никаких свидетельств.

6. С 1993 до 1998, я зарабатывала на жизнь за счет консультаций с юристами и составления показаний под присягой и заявлений в поддержку судебных процессов, которые вели эти юристы против различных саентологических организаций. За исключением дела Дикерсона, теми юристами были Грэм Берри, Дэн Лейполд и Кен Дандар. Работая с г-ном Берри, г-ном Лейполдом и г-ном Дандером, я поняла, что меня нанимали в качестве свидетеля-эксперта и что как от эксперта от меня ожидались свидетельства на основе моих мнений. Я также поняла, что моя ответственность состояла в том, чтобы поддерживать юридические аргументы, представленные юристами, предлагая мое мнение, основанное на моем опыте в Саентологии, в форме заявлений под присягой.

7. Теперь я знаю, что не имела достаточной компетенции для высказывания мнений о корпоративных делах в Саентологии или о психологических или психиатрических вопросах относительно каких-либо людей. Согласно моему представлению в то время, я могла свободно использовать язык, который был в крайней степени направлен против Саентологии, чтобы как можно сильнее повлиять на мнение суда. Пересматривая эти документы сегодня, я вижу, что у меня было очень небольшое личное знание в отношении вопросов, которые рассматривали юристы. Но от меня ожидались правдоподобные показания в поддержку аргументов, которые хотели продвинуть адвокаты, и благодаря моей истории в Саентологии я могла формулировать сценарии, которые не могли быть легко опровергнуты кем-либо из ее членов. Я также могла использовать терминологию Саентологии, которая еще более увеличивала доверие ко мне как к эксперту по Саентологии. Поскольку Саентологию не очень понимают вне круга ее членов, я не ожидала, что мои заявления будут оспариваться, независимо от того, что я говорила. Фактически, до этого заседания их никогда не оспаривали.

8. Я вижу, что все мои заявления начинаются с общего утверждения, что вся информация в заявлении основана на моем личном опыте. Это не верно, как я объяснила выше. Во многих заявлениях я также утверждала, что основывала свои утверждения на другой информации, которую я пересмотрела. Таким образом, все мои показания под присягой и заявления там, где они в другой форме не содержат квалифицирующих формулировок, создают ложную картину моего личного опыта.

9. Я также вижу, что то впечатление, которое мои заявления и показания под присягой создают относительно моей компетентности на предмет Саентологии, вводит в заблуждение. В каждом из заявлений я точно указываю даты, во время которых я была членом Саентологии, и посты, которые я занимала в организации. Однако, поскольку я никогда не занимала корпоративных постов и никогда не работала в юридических отделах ни одной организации Саентологии, я не могла иметь компетенции, которая подразумевается в описании моей истории в Саентологии.

10. В соответствии с указаниями Суда, я взяла следующие примеры из различных показаний под присягой и заявлений, которые я делала. Я не привела отдельные примеры целиком, а скорее взяла эпизоды, которые иллюстрируют то, что я делала. Для удобства Суда я обращаюсь к различным показаниям под присягой и заявлениям по отдельности, указывая их в последовательности.

12 августа 1993 Показание под присягой в деле Дороти Дикерсон против Салли Джесси Рафаэл, и др., Дело Номер NG WA 92-007117-NZ, Графства Ваштенау, Мичиганского Окружного суда.

11. В деле Дикерсона, адвокат Салли Джесси Рафаэла Шоу попросила помочь ей заставить Суд вынести заключение против конфиденциальности определенных файлов Саентологии. Поэтому, в моем показании под присягой я заявила: «Конфиденциальность не относится к какой-либо из этих записей [одтитинга]. Фактически, вопрос о привилегии «священник-прихожанин» никогда не обсуждается в Саентологии. Эти слова используются только в юридических ситуациях.» Это пример искажения истинного утверждения, чтобы создать впечатление, которое продвинет определенную юридическую стратегию. Верно, что термин привилегия «священник-прихожанин» возникает только в юридических ситуациях, но это только потому, что его использование не удобно в любой другой ситуации. Конфиденциальность этих папок обычно является внутренний вопросом, основанным на организационной политике Саентологии. Саентолог использовал бы внутренний язык, такой как «Кодекс одитора» в отношении практики поддержания конфиденциальности папок одитинга.

12. Адвокат в деле Дикерсона также хотел получить свидетельство, бросающее вызов религиозному статусу Саентологии. На мой взгляд, подрыв религиозного статуса Саентологии был необходимой предпосылкой для любой победы над Саентологией в суде, уголовном или гражданском. По этой причине во всем показании под присягой в деле Дикерсона и всех других моих заявлениях, я никогда не называю Саентологию религией или церковью. Я четко понимала, что нужно было сделать Саентологию и ее методы светскими при любой возможности, чтобы обойти неизбежные аргументы Саентологии на основе Первой Поправки.

9 сентября 1993 Заявление в деле Стерлинг Менеджмент Системс против Культ Эвеарнес Нетворк (прим. перев. Сеть оповещения о культах), Дело Номер BC 043020, Графство Лос-Анджелеса, Калифорнийский Верховный суд.

13. Адвокат Дэн Лейполд привлек меня как эксперта в деле Стерлинга. Стерлинг Менеджмент являлся предприятием, возглавляемым и укомплектованным Саентологами из публики, и меня попросили увязать эту компанию непосредственно с Церковью Саентологии как часть стратегии судебного процесса.

14. Это заявление дает пример преувеличения моего опыта в Саентологии, чтобы утвердить мою компетентность в корпоративных делах Саентологии. Например, я написала, что «я получила непосредственный опыт учреждения корпоративной структуры Саентологии в том виде как она теперь существует, работая с сотрудниками, которые были ответственны за её создание.» Фактически, я знала о корпоративной структуре Саентологии только как сторонний наблюдатель. Я знала названия различных организаций Саентологии, и я также знала или имела сведения о части персонала, вовлеченного в корпоративное реструктурирование. Однако, сама я не работала с этими юридическими делами и не была непосредственно вовлечена ни в одно из действий относительно корпоративной структуры Саентологии.

C. 10 декабря 1993, 3 января 1994, 9 марта 1994, и 22 марта 1994
Заявления в деле Международной Церкви Саентологии против Стивена Фишмана, и др., Дело Номер CV 91.6426-HLH(Tx) Окружной суд Соединенных Штатов от имени Центрального Округа Калифорнии.

15. Дело Фишмана был первым делом, над которым я работала, и тогда я впервые поняла, что ожидалось от меня как эксперта по Саентологии. Также в заявлениях по данному делу я делала наиболее приукрашенные и необоснованные утверждения о Саентологии. Мне платили 100$ в час за мою работу, – больше денег, чем я получала когда-либо прежде. Грэм Бэрри был тем адвокатом, который нанимал меня для этого дела. С самого начала его стратегия заключалась в том, чтобы вынудить Саентологию отклонить их иск прежде, чем он дошел до судебного разбирательства. Это было то, в чём он особо попросил моей помощи. В этом случае я впервые предложила стратегию создания предубеждения суда против Саентологии, клевеща на неё в целом и на лидера Саентологии Дэвида Мицкевича в частности. Это была стратегия, которая впоследствии будет использована во всех судебных разбирательствах против Саентологии, в которые я была вовлечена, включая дело о смерти Лайзы Макферсон в результате противоправных действий.

16. Далее приведены выдержки из моих заявлений по делу Фишмана в отношении того, каким образом я представляла слухи, догадки и мнения как факты, хотя я не не располагала соответствующими сведениями:

a. «Моя обширная история работы в Высших эшелонах Управления Саентологией квалифицирует меня как Эксперта.» Фактически у меня не было такой обширной истории, или квалификации такого вида. В 1982 я действительно работала с г-ном Мицкевичем в ASI в течение нескольких месяцев, но в течение того времени я не знала о каких-либо отношениях с г-ном Фишманом и фактически никогда не слышала о Стиве Фишмане, до тех пор пока я не была нанята г-ном Берри для этого дела.

b. «Благодаря моему опыту в Саентологии я компетентна для обсуждения политики, процедур и методов этой организации, включая процедуры, которые получил Стивен Фишман в этой организации.» Фактически я ничего не знала ни о каких событиях, которые произошли со Стивеном Фишманом в Саентологии, если они вообще мели место. Г-н Берри предоставил мне неопубликованную рукопись Фишмана «Одинокий сквирел» и попросил, чтобы я рассмотрела ее и высказала ему своё мнение относительно того, был ли Стив Фишман когда-либо саентологом. Когда я прочитала книгу, для меня стало очевидно, что г-н Фишман никогда не был саентологом. Он не использовал язык Саентологии должным образом, и в определенных случаях использовал разговорные фразы Саентологии в такой манере, в которой ни один настоящий саентолог не стал бы их использовать. Он также дал неправильные физические описания некоторых саентологов, которых я знала лично, и я не считала возможным, чтобы они участвовали в действиях, которые он описал, исходя из того, что я знала о них. Когда я сказала г-ну Берри, что я не думаю, что г-н Фишман когда-либо был саентологом, он был очень разочарован, и мне стало ясно, что это был не тот вывод, который он хотел получить от меня. Он сказал, что независимо от этого, он должен был сформулировать для меня сценарий, который поддержит его юридическую стратегию. Это заявление стало результатом этого.

c. При написании своих заявлений я часто использовала юридическую терминологию, которую я не должна была использовать, не осознавая, что я не знала, что означали эти термины в юридическом смысле. Например, хотя я утверждала, что различные люди «управляли агентами» (например; «Рэй Митхофф; I/G Tech, Руководящий Агент CSI»). Я не имела никакого юридического обучения и таким образом не знала юридического значения этого термина.

d. «Опыт Фишмана в Саентологии привел его к психотическому срыву.» Это было необоснованной гипотезой. Я никогда не встречала Стивена Фишмана. Я лично ничего не знала о нем, и я не имела такой квалификации, чтобы высказывать какие-либо психологические мнения о нем.

e.» [Дэвид Мицкевич] переместил власть в Саентологии из ASI в Центр Религиозной Технологии («ЦРТ») в 1987 во то время, когда служба внутренних доходов расследовала связи ASI с некоммерческим корпорациям Саентологии.» Это было утверждением, основанным на слухах и сплетнях. Я ушла из ASI в 1982 году после пребывания там в течение нескольких месяцев. Я лично не участвовала в событиях 1987 года относительно ASI, RTC или г-на Мицкевича, и ничего не знала лично относительно какого-либо расследования в ASI, проводимого службой внутренних доходов. Я действительно вспоминаю, что, когда я все еще была в Саентологии, я слышала, что расследование службы внутренних доходов было завершено, но это объявление было сделано в связи с победой, потому что никакие обвинения не были предъявлены. Все, что я лично знала относительно положения г-на Мицкевича в ЦРТ, я узнала как сторонний наблюдатель. Я никогда не была сотрудником ЦРТ.

17. Пункт 143 моего заявления от 9 марта 1994 года в деле Фишмана содержит правдивое утверждение о том, что я лично не знала роли Дэвида Мицкевича в Саентологии после того, как я ушла. В этом пункте я заявляю, что мои взгляды базировались частично на «свидетельстве, данном в этом и других случаях, которые я хорошо знаю, будучи консультантом и экспертом, и вследствие общения с высокопоставленными Саентологами, которые ушли после моего ухода в 1989…» Таким образом, в этом заявлении я действительно признавала, что мои догадки и мнения не были основаны на личном опыте.

18. Одной из целей запланированной защиты г-на Фишмана г-ном Берри было показать «образец и практику» поведения Саентологии, которое создаст доверие утверждению г-на Фишмана о том, что ему приказали убить его психолога и затем совершить самоубийство. Для этого был начат проект, чтобы представить суду список людей, которые умерли в Саентологии. Лучше всего было бы найти людей, которые были убиты, но если бы мы не смогли бы найти таких, по крайней мере мы должны описать случаи смерти так, что это придавало бы зловещий отблеск Саентологии. Это то, как это происходило в случае, когда г-н Мицкевич обвинялся в соучастии в смерти его тещи Фло Барнет. Это утверждение было сформулировано таким способом, чтобы дать читателю ложное впечатление, фактически не делая обвинения. Было сказано, что роль г-на Мицкевича в ее смерти была не замечена и что он был так или иначе вовлечен в это, хотя ее смерть произошла в результате самоубийства и это было объявлено судебно-медицинским экспертом Графства Лос-Анджелеса. Фактически, причастность г-на Мицкевича «была не замечена», потому что не было никакого свидетельства какой-либо причастности г-на Мицкевича. Другие случаи смерти были также помещены в список и описаны таким образом, чтобы заставить читателя предполагать, что существует какая-то грязная игра, связанная с насилием. Еще одним случаем, как я вспоминаю, была смерть первой жены Хебера Дженча, Ивон, которая, как я слышала, умерла от рака.

19. Несколько пунктов, начиная с 70 моего заявления от 3 января 1994 года, основаны на слухах. Я действительно слышала, что говорили о Кэт Морроу, но я лично ничего не знаю относительно ее ситуации, таким образом я не могу сказать, верны ли они или нет. То же самое верно в случае Дороти Гиари. Я лично не знаю этих событий.

Заявление от 13 марта 1997 в деле Воллершейм против Церкви Саентологии Калифорнии, Графство Лос-Анджелеса, Калифорнийский Верховный суд.

20. В конце 1996, я была приглашена как опытный консультант для дела Воллершейма по доверенности Дэниел Лейполд. Целью г-на Лейполда в этом деле было взыскать не выплаченное многомиллионное требование по решению суда, которое было у г-на Воллершейма против ответчика Церкви Саентологии Калифорнии (CSC). Г-н Лейполд объяснил, что он хотел бы получить свидетельство, которое поддержало бы действие, которое он запланировал для исправления решения суда таким образом, чтобы взыскать деньги не только с CSC, но также и с CSI и ЦРТ.

21. У меня лично не было никакого знания корпоративных дел CSI или ЦРТ, и я не знала ни о каких фактах, позволяющих связать дело Воллершейма в 1986 с какой-либо из этих корпораций. Дополнительным препятствием было то, что служба внутренних доходов предоставила статус освобождения от налогов всем американским организациям Саентологии в 1993 году. В глазах судов это решение фактически подтвердило юридическую законность корпоративной структуры Саентологии, и не было сомнения, что это будет использовано для защиты. Но я в некоторой степени знала CSC, так как я была сотрудником CSC в середине 80-ых, когда я работала в Офисе по особым делам. Я занималась связями с общественностью, и поэтому не участвовала в судебных разбирательствах или юридической стратегии ни с каким-либо из адвокатов Саентологии. Но г-н Лейполд чувствовал, что мой опыт в CSC в 1985 и мой опыт в ASI в 1982 давали мне компетенцию, для того чтобы быть главным свидетелем для него. Поэтому я сделала заявление от 13 марта 1997 года в деле Воллершейма, которое связало Author Services Inc (где г-н Мицкевич был в 1986 году), и ЦРТ (где г-н Мицкевич был в 1997 году).

22. Я не была компетентна, чтобы делать утверждения, которые я делала, так как я лично не знала этих фактов. Это заявление от 13 марта 1997 года (преднамеренно датировано так, чтобы совпадало с Днем рождения Л. Рона Хаббарда, самым большим ежегодным празднованием Саентологии) является тем случаем, когда я сказал г-ну Лейполду, что я хотела бы отозвать свое заявление. Хотя та техника, которую я использовала, описана в начале этого показания под присягой, некоторые из уточнений таковы :

a. Ни в каком из случаев я сама не знала корпоративной структуры Саентологии, с тех пор как я ушла из Саентологии, и я никогда не имела компетенции для обсуждения ее корпоративной структуры, поскольку я не понимала и не понимаю ее полностью.

b. Пункты 11-15 из заявления в деле Воллершейма основаны на слухах относительно корпоративных изменений в CSC и разговорах среди саентологов о том, что Саентология не хотела ничего платить Воллершейму. Единственное, что я знала, было то,что обсуждали саентологи, с которыми я работала в то время, которые чувствовали, как и я, что г-н Воллершейм пытался разрушить Саентологию.

c. Я использовала термин «выпотрошенная» в описании CSC, чтобы представить Саентологию в плохом свете, хотя фактически я лично ничего не знала относительно передачи каких-либо активов CSC. Мое утверждение, что активы были переданы с четкой целью исключить возможности г-на Воллершейма взыскать средства, было основано на слухах и гипотезах. Я знаю, что Саентология регулярно подтверждала, что не было никаких передач активов, и что остающиеся активы CSC после решения по делу г-на Воллершейма расходовались в нормальном режиме, преимущественно для защиты в суде. У меня нет никакого свидетельства о том, что их аргументы ложные, также как у меня нет никакого свидетельства о том, что операции с активами CSC были неправомерными. Это отражено в формулировке, которую я поместил в заявление – такие утверждения как: «Насколько я знаю…» и «я полагаю, что…» Эти ограничения относятся к остальным 27 пунктам этого заявления.

23. Как от меня ожидалось, в части моей работы я должна была нацеливаться на Дэвида Мицкевича и пытаться вовлечь его в каждый юридический конфликт как можно глубже. Хотя я лично очень немного знала о ежедневной деятельности г-на Мицкевича и как он ведет свои дела, я делала много предположений и догадок об этом.

24. При пересмотре моих показаний под присягой и заявлений, я заметила большое количество повторений. Делая такие повторения, я выстраивала и расширяла ряд вводящих в заблуждение впечатлений. Три заявления: одно в деле Стерлинга в ноябре 1993 года, одно в деле Воллершейма в марте 1997 года и другое в случае Фишмана в марте 1994 года, иллюстрируют манеру, в которой я повторила утверждения, которые, представлялись фактическими в то время, как я лично знала немногое или ничего относительно каких-либо соответствующих фактов.

25. В дополнение к заявлениям, обсужденным выше, я также хотела бы исправить отчет относительно моего взаимодействия в 1994 с двумя официальными лицами Саентологии, Майком Риндером и Майком Суттером. Я лично участвовала во встречах, которые имели место между г-ном Риндером, г-ном Суттером, моим бывшим мужем Вогом Янгом и мной. Перечитывая заявление г-на Риндера от 27 октября 1994 года и мое заявление от 14 декабря 1994 года, оба из которых описывают те же самые встречи, я заметила, что части заявления г-на Риндера представляют более точную картину того, что имело место на встречах, чем я описала в моем ответном заявлении. В частности, некоторые части его заявления описывают мое использование слухов и догадок почти так же, как я описала это в этом показании под присягой. Я действительно говорила им что, если они хотят, чтобы мы прекратили свидетельствовать против Саентологии, они должны компенсировать это нам, так как это наш источник дохода. Г-н Риндер сказал нам, что он попытается найти для нас работу, что он и сделал.

26. Тогда, я чувствовала, что заявление г-на Риндера подрывает доверие ко мне как к эксперту по Саентологии. По этой причине, я полагала, что я должен была написать ответное заявление. Я не знаю, регистрировалось ли мое заявление когда-либо.

27. Согласно моему опыту суть анти-саентологического свидетельствования базируется на предположении, суды и адвокаты незнакомы с верованиями и терминологией Саентологии. Из-за этого можно искажать интерпретацию верований Саентологии намекая на зловещие побуждения. Частью этой стратегии было создание настолько плохого впечатления, которое не даст Саентологии защититься от утверждений, тем более, что знание Саентологии требуется не только для интерпретации Саентологии, но также для объяснения любой анти-саентологической отрицательной интерпретации. Суд услышал фразу по цене в один доллар, а Саентология должна потратить двадцать, потому что именно столько стоит ответ на сенсационные утверждения, которые делала группа людей, включая меня, перед этим и другими судами.

28. Пересматривая свои заявления сегодня, я полагаю, что я неправомерно использовала слухи и догадки вместо собственного знания. Кроме того, моя враждебность к Саентологии очевидна во всей моей работе до такой степени, что утверждения под присягой, которые я делала, нельзя считать надежным свидетельством. Я также полагаю, что если бы я полностью поняла юридические определения личного знания, слуха, мнения и догадки, я написала бы свои заявления совсем иначе.

29. Дело о смерти Лизы Макферсон в результате неправомерных действий стало важным символом для анти-саентологического движения. Определенные члены того сообщества рассматривают это дело практически как святой крестовый поход. Так же, как моя враждебность к Саентологии окрасила утверждения в моих заявлениях, подобная злоба проникает в мышление и действия других. В том сообществе Саентологию давно осудили и признали виновной в убийстве Лизы Макферсон прежде, чем у этого дела появилась возможность рассмотрения в суде. Там где нет свидетельства для доказательства вины Саентологии, считается приемлемым создать его, так же с помощью слухов и догадок, как я описала в этом показании под присягой. Я не одна использовала такие методы, о которых Суд слышал в свидетельствовании во время этого процесса. Г-н Минтон и я были однажды частью этого сообщества, и мы делали ради случая то, о чем мы теперь сожалеем и что мы, как могли, постарались исправить в этом Суде. Мы – единственные, кто так поступил. Я полагаю, что есть другие, которые также должны предстать перед этим Судом и исправить свои действия.

Стэйси Брукс
Штат Джорджия

Графство Декалб

Присягнувшая и подписавшаяся передо мной Стэйси Брукс, которая предъявила
водительские права штат Джорджия GA 061206271 x 4/06
17-ого июля 2002 года.

ОБЩЕСТВЕННЫЙ НОТАРИУС
Мои полномочия действуют до:
Общественный Нотариус, Графство Декалб, Джорджия
мои полномочия действуют до 7 марта 2008 года