Первая страница решения административного суда суда Мадрида о необходимости зарегистрировать Церковь Саентологии Испании.
Первая страница решения административного суда суда Мадрида о необходимости зарегистрировать Церковь Саентологии Испании.

Перевод с испанского языка на русский язык


Штамп: [Джулия Энрике Фабиан. Секретарь Третьей секции Палаты по административным спорам Национального суда. № РО 352105]

НАЦИОНАЛЬНЫЙ СУД

Палата по административным спорам
ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ

Номер дела: 0000352/2005
Тип дела: ОБЫЧНАЯ ПРОЦЕДУРА РАССМОТРЕНИЯ
Номер в национальном реестре: 03173/2005
Истец: ЦЕРКОВЬ САЕНТОЛОГИИ ИСПАНИИ
Прокурор: Д-Р АНТОНИО АЛЬВАРЕС БУЙЯ БАЙЕСТЕРОС
Ответчик: МИНИСТЕРСТВО ЮСТИЦИИ
Адвокат государства
Докладчик: Д-Р ЭДУАРДО МЕНЕНДЕС РЕХАК

Решение суда №:

Господа:

Председатель суда:
Д-Р ДИЕГО КОРДОБА КАСТРОВЕРДЕ

Судьи:
Д-Р ЭДУАРДО МЕНЕНДЕС РЕХАЧ
Д-Р ФРАНСИСКО ДИАС ФРАЙЛЕ
Д-Р ХОСЕ ЛУИС ТЕРРЕРО ШАКОН
Д-Р ИЗАБЕЛЬ ГАРСИЯ ГАРСИЯ-БЛАНКО

Mадрид, одиннадцатое октября две тысячи седьмого года.

Рассматривается административный судебный спор, который внесла на рассмотрение Палаты по административным спорам Национального суда Церковь Саентологии Испании, представленная прокурором д-ром Антонио Альваресом Буйя Байестеросом, против Центральной государственной администрации, представленной государственным адвокатом, по поводу внесения в Реестр религиозных организаций. Докладчик — судья данной секции суда д-р Эдуардо Менендес Рехач.

I. ИСТОРИЯ ДЕЛА

ПЕРВОЕ. Оспариваемое действие произведено Министерством юстиции, это его резолюция от 11 февраля 2005 года, в которой оно отказывает истцу во внесении в Реестр религиозных организаций.

ВТОРОЕ. Дело было принято к административному производству после передачи его истцу для формализации жалобы и внесения в неё обоснований, далее оно было внесено на рассмотрение в Палату административных споров Национального суда.

ТРЕТЬЕ. После подачи жалобы дело было передано адвокату государства, которому было поручено оспорить жалобу по данному административному делу, и, формализовав свои возражения, адвокат попросил вынести отрицательный вердикт по претензиям истца и подтвердить оспариваемые действия как соответствующие законодательству.

ЧЕТВЁРТОЕ. Поскольку жалоба оспаривалось, по результатам совещания по ходатайству истца дело было направлено на предварительное рассмотрение; по результатам рассмотрения были выявлены окончательные факты, которые необходимо было включить в решение, решение было поставлено на голосование 2 октября 2007 года и одобрено в этот день.

II. ПРАВОВЫЕ ОБОСНОВАНИЯ

ПЕРВОЕ. В данном деле рассматривается резолюция Министерства юстиции от 11 февраля 2005 года, подтверждённая и замещённая другой резолюцией от 17 мая того же года, в которой истцу отказывалось во внесении в Реестр религиозных организаций Министерства юстиции.

ВТОРОЕ. Истец просит признать недействительными оспариваемые резолюции и отдать Администрации распоряжение о его внесении в Реестр, а также заменить вышеупомянутые резолюции решением по настоящему делу в качестве первого легитимного решения, в рамках которого соблюдается право истца на судебное рассмотрение дела и защиту.

В доказательство обоснованности жалобы приводятся сведения о том, что истец был создан на основе учения саентологии Л. Рона Хаббарда, а первая церковь была основана в Лос-Анджелесе в 1954 году; в действительности существуют более шести тысяч церквей, миссий и групп, основанных в 159 странах, в некоторых из которых они признаны религией, в результате чего признаются действительными браки, проведённые по их обряду, и они пользуются налоговыми освобождениями как религиозные и благотворительные организации; в 1983 году в Испании начало формироваться саентологическое движение — таким образом саентологическая церковь желает быть внесённой в Реестр, равно как и всеобщая церковь саентологии, раскольническая организация, изгнанная из саентологической церкви; обеим было отказано во включении в Реестр и в административных петициях и административных исках; также с 1983 года в отношении них велось следствие по уголовному делу, которое завершилось оправдательным приговором в 2001 году; ввиду упомянутого приговора и ввиду нового порядка регистрации религиозных организаций, введённого решением Конституционного суда от 15 февраля № 46/2001, испанские саентологи решили создать религиозную организацию, которая бы их объединяла, а именно церковь саентологии Испании, официальная запись о которой была произведена 25 октября 2005 года, духовные истоки и призвание которой были заложены уже в учредительном акте и уставе и задачей которой было объединить в одну организационную структуру добрую волю тысяч людей в Испании, разделяющих одну и ту же духовную концепцию жизни, основанную на учении и доктрине Л. Рона Хаббарда; 27 октября 2004 года они выступили с просьбой о внесении в Реестр, а Генеральная дирекция по религиозным делам запросила в Государственной адвокатуре информационную справку и та её предоставила в том смысле, что, ввиду существования нового варианта устава, необходимо, чтобы компетентный орган изучил его и, удостоверившись, что речь не идёт об организации, не подлежащей регистрации в соответствии со статьёй 3.2 Закона о религиозной свободе, далее внести организацию в реестр; несмотря на это был составлен проект резолюции: считать вопрос разрешённым в суде и отказать в ходатайстве, предлагая получить положительное заключение Экспертной комиссии по религиозной свободе; в конечном итоге 11 февраля 2005 года была принята резолюция — считать вопрос разрешённым в суде, подкрепленная резолюцией от 17 мая того же года об отказе в прошении.
Церковь считает, что были нарушены основные гарантии законности, заложенные в административно-процессуальном законодательстве, ещё до предшествующих слушаний и вынесения резолюции, так как церковь не имела возможности ознакомиться ни с информационной справкой Государственной адвокатуры, ни с заключением Экспертной комиссии по религиозной свободе, и ввиду этого первое решение недействительно с точки зрения права с момента его принятия; поэтому единственное решение, которое следует принимать во внимание, это решение от 17 мая, однако, будучи рассмотренным по истечении срока в шесть месяцев, прошение считается принятым по умолчанию в соответствии со статьёй 5 Королевского декрета от 16 декабря (1879/1994); что касается сути вопроса, то церковь заявляет об отсутствии судебного решения по данному вопросу, что выражается в отсутствии постановки вопроса по поводу мотивов и природы организации в плане объективном, субъективном или временном, а также в наличии вновь открывшихся обстоятельств, как следует из информационной справки государственного адвоката, и это помимо истекшего срока рассмотрения петиции; более того церковь заявляет, что Администрация не действовала беспристрастным и объективным образом, как явствует из её внутренней переписки по данному делу, которая нарушает право церкви на религиозную свободу, гарантированную ст. 16 Конституции, ст. 18 Всеобщей Декларации прав человека и ст. 9 Европейской Конвенции о защите прав человека, и что также нарушаются принципы нейтралитета и конфессиональной беспристрастности посредством вмешательства Экспертной комиссии по религиозным вопросам, которая формируется из представителей различных конфессий и заключение которой потребовано для выполнения всех формальностей при внесении организации в Реестр.

ТРЕТЬЕ. Представитель ответчика — Администрации — в свою очередь заявляет, что в слушании по поводу упомянутых обстоятельств необходимости не было, так как в расчёт могли быть приняты только заявления истца, а информационные справки Государственной адвокатуры и Экспертной комиссии, выступающих на стороне государства, не могут ограничивать права частных лиц, а могут только свидетельствовать в их пользу; кроме того, непроведение слушаний не делает решения абсолютно недействительными, так как факт отсутствия слушаний был признан до вынесения замещающего решения, и тем более он не означает молчаливого согласия с прошением, поскольку Администрация уложилась в установленные сроки; что касается сути вопроса, представитель ответчика считает, что резолюция является верной вследствие существования разрешённого вопроса, так как предшествующие прошения не были удовлетворены и их законность была подтверждена существующими решениями Национального суда от 25 апреля 1986 года и 23 июня 1988 года, подкреплены решением Верховного суда от 25 июня 1990 года, а 27 мая 2004 года Высокий суд отказал в пересмотре решения; так как в данном случае были выполнены все необходимые шаги, даже если бы было подано новое прошение, Администрация не могла бы действовать иным образом, будучи связанной предыдущим результатом, при наличии положительного судебного решения, что исключает нарушение права на религиозную свободу; ввиду этого представитель ответчика просит жалобу оставить без удовлетворения и подтвердить оспариваемую резолюцию.

ЧЕТВЁРТОЕ. Предметом настоящего иска является отказ во внесении в Реестр религиозных организаций истца со стороны Генеральной дирекции по религиозным вопросам Министерства юстиции. Практически единственным обоснованием резолюции является существование разрешённого вопроса, представленного вполне определёнными решениями данной палаты, которые приведены в качестве доказательства отсутствия необходимости в удовлетворении иска. Вне всякого сомнения, в ходе изучения данного исключительного дела прежде всего необходимо изучить, нет ли формальных и процедурных нарушений административного процесса, упоминаемых в иске, которые дают повод для удовлетворения двух ходатайств: первого и главного, в котором указывается на положительное разрешение петиции в результате молчаливого согласия, и второго добавочного — о возражении против процедуры ведения дел при принятии первоначальной резолюции. Подобное заявление об отсутствии возможности защиты, сделанное на основании отсутствия слушания, не может быть принято, и ещё в меньшей степени — ввиду предполагаемых последствий этого для данного иска. Причина этого заключается в том, что обязательность этих слушаний на момент, непосредственно предшествующий созданию проекта резолюции, усматривается не на основании статьи 4 Королевского декрета от 9 января 142/1981, где говорится об организации работы и функциях Реестра религиозных организаций, а диктуется общим смыслом ст. 84/1 закона от 26 ноября №30/1992. В данном случае в административном деле на момент создания проекта резолюции не существовало дополнительных документов, кроме тех, которые представлены истцом, так как информационная справка Экспертной комиссии по религиозной свободе была составлена позже данного проекта резолюции что могло бы считаться основанием для отсутствия слушаний по существу вопроса (в соответствии со ст. 84.4 соответствующего закона). Кроме того суд не усматривает недействительность резолюции с момента её вынесения либо необходимость её отмены в соответствии со ст. 63 того же закона. И, наконец, что наиболее существенно, точка зрения о невозможности применения нормы об отсутствии защиты доказывается тем, что истец видел все материалы административного дела до вынесения подтверждающей резолюции, когда и могли быть учтены соответствующие заявления истца.

ПЯТОЕ. В соответствии с постановлением Верховного суда (30 июня 2003 года, где цитируется большое количество более ранних дел), в административном судебном споре наличие разрешённого вопроса — это тонкий вопрос, зависящий от многих деталей, и достаточно того, чтобы оспариваемый административный акт ушёл в прошлое и формально изменился по сравнению с тем, что рассматривался в деле, чтобы дело перестало считаться разрешённым, так как речь идёт о рассмотрении законности или незаконности административного акта, никогда не рассматриваемого ранее, даже если при рассмотрении сути дела, то есть не на основании существования разрешённого вопроса, суд пришёл бы к точно такому же решению, что и раньше. Кроме того для исключения дела из рассмотрения требуется, чтобы речь шла не только о том же самом акте и той же самой или существенно схожей с ней претензией, которая была разрешена в суде ранее. Суд отмечает, что применимость более раннего решения суда, которое отмечается в аргументах против требований по иску, зависит от соотнесённости между административным актом, судебным решением и судебной процедурой в разрешённом деле, и актуальность этих трёх обстоятельств влечёт за собой действительность решения в более позднем процессе.

При сравнении более ранней позиции суда с фактами настоящего дела необходимо отметить, что Генеральная дирекция, предвосхищая возможную петицию о включении в Реестр, ввиду регулярного рассмотрения таких петиций со стороны истца в административном производстве, запросила информационную справку в Генеральной государственной адвокатуре. Последняя в своём заключении от 11 ноября 2004 года чётко указывает на существование более ранних резолюций, подтверждённых вполне недвусмысленными судебными решениями, в силу чего вопрос мог бы считаться разрешённым в случае, если бы те же самые субъекты претендовали на то же самое включение в Реестр. Генеральная государственная адвокатура отмечает, что при такой постановке вопроса пересмотр уже вынесенного решения невозможен в силу запрета на это, изложенного, в частности, в ст. 118 Конституции Испании, ст. 17.2 Закона об уголовной полиции и ст. 103.2 Закона о юрисдикции административного судопроизводства. Генеральная адвокатура также сообщает, что, вне всякого сомнения, после поступления данного запроса об информации Церковь Саентологии Испании подала прошение о включении в Реестр, и Администрация может и должна произвести изучение нового устава, который отличается от представленных в своё время; и, что явствует также и из старых уставов, и принимая во внимание решение Конституционного суда № 46/2001, равно как и цели, провозглашаемые истцом, данная организация не подлежит исключению из Реестра по ст. 3.2 Закона о религиозной свободе 1980 года, что влечёт за собой её внесение в Реестр. В информационной справке также сообщается, что, в соответствии с выше приведённой судебной нормой, действие положения о разрешённом вопросе распространяется только на административные решения в отношении представленных в своё время уставов, но не в отношении представляемого сейчас устава, так как он отличается от прежних. Государственная адвокатура приходит к заключению, что органу, на который возложено ведение Реестра, надлежит изучить представленный устав и, по результатом этого изучения и после запросов об информационных справках, которые этот орган посчитает необходимыми, осуществить включение данной организации в Реестр после удостоверения в том, что речь не идёт об организации, не подлежащей включению в Реестр в соответствии со ст. 3.2 Закон о религиозной свободе.

ШЕСТОЕ. В свете всех предыдущих материалов дела необходимо определить, имеется ли здесь совпадение тождеств, которые позволят утверждать о наличии разрешённого вопроса и правильности использования этой нормы в данном случае для отказа в просьбе о регистрации. В отношении стороны истца Администрация считает, что речь идёт о тех же самых субъектах, в отношении которых распространяются решения, подтверждающие отказ в регистрации. Это, по-видимому, не соответствует действительности, по крайней мере частично, так как всеобщая церковь саентологии откололась от церкви саентологи Испании и находится в конфронтации с ней, как указывается в иске. Единственное, что может считаться совпадающим по существу с саентологической церковью Испании, несмотря на наличие иных представителей и различий в уставах, это то, что в основу положена одна и та же доктрина, и одно это исключает любое субъективное тождество. Кроме того, хотя в обоих случаях ведётся речь о регистрации якобы религиозной организации, конкретные обстоятельства препятствуют усматривать тождественность субъектов и сути иска: это достаточно большое время, прошедшее между первым и вторым прошением, в течение которого могло произойти заметное изменения числа последователей, эволюция в учении, организационных вопросах и целях, что может быть отображено в изменившемся уставе, что приводит к необходимости прочтения представленных документов. Самый главный момент состоит в новой интерпретации квалификационной функции Реестра в контексте права на свободу религии, отображённой в приведённом решении Конституционного суда 2001 года, который, как сообщает в своей информационной справке государственный адвокат, советует проводить новое изучение прошения. Государственный адвокат также сообщает, что неуместно ни приводить предшествующую резолюцию, ни подтверждающее её решение, что даёт более широкое толкование этого действующего фундаментального права. В итоге суд приходит к выводу, что ходатайство об оставлении дела без рассмотрении как разрешённого следует оставить без удовлетворения, так как речь не идёт ни о том же самом административном акте, ни о тех же самых субъектах, подпадающих под эту норму. Следует изучить существо внесённого иска в свете правомерности или неправомерности включения истца в Реестр религиозных организаций в качестве реализации его права на свободу религии, проигнорированного оспариваемыми резолюциями.

СЕДЬМОЕ. Свобода религии провозглашается ст. 16 Конституции, а также признаётся международными договорами, в свете которых должны трактоваться фундаментальные права и свободы, как предусмотрено ст. 10.2 Основного закона. Это Европейская конвенция по защите прав человека, ст. 9 которой защищает как свободу мысли, так и свободу совести. В свете данной статьи Европейский суд по правам человека провозгласил, что эти свободы составляют одну из опор демократического общества и, в контексте Конвенции, они предусматривают плюрализм, с большим трудом завоёванный с течением веков, который неотделим от такого общества (решение ЕСПЧ от 26 октября 2000 года по делу Хассан и Чауш против Болгарии). Это фундаментальное право соответствует общему принципу свободы, который положен в основу признания в Конституции фундаментальных прав. При этом необходимо иметь в виду то, что, «за исключением случаев крайнего характера, право на свободу религии в том виде, в котором оно трактуется в Конвенции, исключает какую бы то ни было оценку со стороны государства по поводу легитимности религиозных вероисповеданий и форм их выражения» (процитированное решение ЕСПЧ от 26 октября 2000 года и решение от 26 сентября 1996 года под делу Мануссакис и другие против Греции). Обязанность сохранять нейтралитет и беспристрастность государств-участников Конвенции несовместима с подобной оценкой легитимности вероисповеданий. Эти утверждения распространяются как на функционирование Реестра религиозных организаций и исход попыток попасть в него, так и на причины, по которым может быть отказано в регистрации. Эти принципы были подтверждены в более недавних решениях тем же Страсбургским судом. Это решение от 13 декабря 2001 года по делу Бессарабской митрополии и других против Молдавии, решение от 5 октября 2006 года по делу Московского отделения Армии спасения и, что наиболее важно, решение от 5 апреля 2007 года по делу «Саентологическая церкви Москвы против России». В этих решениях говорится о том, что, хотя у государств есть определённая свобода в отношении оценки необходимости и степени необходимости вмешательства в это право, подобные ограничения должны быть предусмотрены в законодательстве. Это должно быть инструментом демократического общества для охраны безопасности и правопорядка, защиты здоровья и нравственности или прав и свобод третьих лиц (ст. 9 Европейской Конвенции по правам человека). В любом случае это должны быть ограничения, соизмеримые с достигаемой ими целью.

В том же самом смысле Конституционный суд в своём решении от 15 февраля №46/01, изложив своё толкование права на свободу религии и его нормативное изложение в нашей стране, установил интерпретационные критерии в отношении ранее упомянутых аспектов, и их можно резюмировать следующим образом: 1) внесение религиозной организации в Реестр подразумевает, прежде всего, признание за данной религиозной группой статуса юридического лица, то есть признание перед законом объединения лиц, которые намереваются без постороннего принуждения осуществлять своё коллективное право на свободу религии, как это устанавливает ст. 5.1 Закона о свободе религии. 2) Конкретный «статус» религиозной организации, который предоставляет регистрация в Реестре, не ограничивается только заданной внутренней средой, где происходит признание права на самоорганизацию в коллективное лицо. Наоборот, это проявляется в облегчении реализации членами группы или общины, внесённой в Реестр, своего фундаментального права в окружении, что выражается в коллективном использовании религиозной свободы без внешнего принуждения, без проблем и беспокойств какого бы то ни было рода. 3) Существование реестра не уполномочивает государство на осуществление какой бы то ни было деятельности по контролю над легитимностью религиозных верований в религиозных объединениях и общинах или форм их выражения, за исключением осуществления проверки, которая проводится не с целью определения соответствия её квалификации, а с целью удостоверения в том, что религиозная организация не подлежит отказу в регистрации в соответствии со ст. 3.2 Закона о религиозной свободе, а также что её практики не затрагивают права остальных на осуществление ими своих основных прав и свобод и не нарушают правопорядок. 4) Администрация, ответственная за ведение Реестра, не занимается вопросами достоверности религии, если только это не регламентировано нормами. При этом она руководствуется ст. 4.2 Регламента, в которой говорится об организации ведения и функционировании Реестра (Королевский декрет от 6 января №142/1981), который устанавливает, что «в регистрации может быть отказано только в том случае, если не подтверждаются должным образом сведения, требуемые статьёй 3, такие как деноминация, режим функционирования и органы, представляющие организацию, а также цели религии» (решение Верховного суда от 21 мая 2004 года).

ВОСЬМОЕ. Изложенные аргументы приводят к толкованию дела, которое отражается в применяемых в нём нормах права. Так ст. 5 Закона о религиозной свободе устанавливает, что церкви, конфессии и религиозные общины и их объединения могут пользоваться правами юридического лица после их регистрации в соответствующем государственном реестре, который с этой целью создан в Министерстве юстиции. Те, кто претендует на регистрацию, помимо прошения должны представить в письменном виде достоверные документы, в которых отображается создание или основание этих групп в Испании, излагаются цели их религии, указывается деноминация, факты, позволяющие распознать деноминацию, режим функционирования организации, органы, представляющие организацию, с указанием их полномочий и отличий для их должного опознания. В свою очередь ст. 3 предусматривает единственное ограничение на свободу религии — это необходимость защиты прав остальных людей на осуществление своих фундаментальных публичных свобод и прав, равно как сохранение безопасности, здоровья и нравственности людей, то есть составляющие общественного порядка, которые защищены законом в демократическом обществе. Из данного режима защиты выпадают деятельность, цели и организации, связанные с изучением психических и парапсихологических явлений и экспериментированием с ними, или распространение гуманистических, спиритуалистических и иных аналогичных ценностей, чуждых религиозным (ст. 3.2).

В свою очередь регламент Реестра религиозных организаций сообщает о том, какие организации должны вноситься в данный Реестр (ст. 2) и требует представления для регистрации следующих данных: деноминация, местопребывание, цели религии, с соблюдением соответствующих ограничений по статье 2 регламента, а также режим функционирования организации и представляющие организацию органы в том же смысле, в котором это изложено в процитированной ранее ст. 5.2 Закона.

Данная норма, равно как применимые акты Конституционного суда, Верховного суда (процитированное решение Верховного суда от 21 мая 2004 года), в свете которых рассматривается данное фундаментальное право, в том что касается процедуры регистрации в плане предоставления всех требуемых процедурой данных, которые возможно предоставить, а именно: число последователей, месторасположение, достойные религиозные цели с соблюдением ограничений, предусмотренных ст. 2 Закона о религиозной свободе, режим функционирования и представляющие организацию органы, чьи полномочия и процедура назначения определены в уставе, а также представляющие организацию лица. Это производится с учётом того, что юридическое признание, которое даёт внесение организации в Реестр, должно облегчить пользование коллективным правом на религиозную свободу, которая не имеет в своих проявлениях иных ограничений, чем те, которые необходимы для предусмотренной законом защиты общественного порядка, как говорится в решении Конституционного суда.

В ещё меньшей степени какие-либо документы, представленные истцом, или элементы экспертизы, проведённой Администрацией, свидетельствуют о необходимости применения исключающих обстоятельств по ст. 3.2 Закона о религиозной свободе, то есть, в том смысле, что истец не является религиозной организацией или не преследует религиозные цели, если только речь не идёт о распространении спиритуалистических, гуманистических или иных аналогичных целей, в силу чего истец лишился бы защиты закона. Решение считать истца религиозной организацией проистекает, в первую очередь, из его устава, а также представленных данных о вероучении, а также из того факта, что эта ассоциация сходна с другими должным образом зарегистрированными в официальных реестрах в странах с тождественным нашему юридическим и культурным укладом. И наоборот, не существует никаких данных, которые бы позволяли прийти к выводу, что истец преследует цели, отличающихся от тех, которые указаны в его уставе, что позволило бы установить необходимость применения упомянутой ст. 3.2. Ввиду этого было бы более правильным и должным исходить из позиции «в пользу свободы» при рассмотрении данного вопроса и удовлетворить прошение о регистрации.

ДЕВЯТОЕ. Ввиду всех вышеизложенных причин мы переходим к внесению решения по петиции, не рассматривая присуждение издержек.

СУД ПОСТАНОВЛЯЕТ

ПЕРВОЕ. По данному делу №352/05, представленному прокурором Антонио Альваресом Буйя Байестеросом, от имени и по поручению Церкви Саентологии Испании, вынести решение против резолюции Министерства юстиции, описанной в первом правовом обосновании. Данная резолюция отменяется как противоречащая закону.

ВТОРОЕ. Провозгласить право вышеупомянутой ассоциации на регистрацию в Реестре религиозных организаций Министерства юстиции.

ТРЕТЬЕ. Возмещение издержек не присуждается.

Итак, данное наше решение, свидетельство о котором будет направлено обратно вместе с делом в орган, из которого оно поступило, для его исполнения, мы объявляем, подтверждаем и удостоверяем.

[штамп: Для подкрепления данного решения и достижения предусмотренных им результатов я выдаю и подписываю настоящий документ в Мадриде 28 ноября 2007 года.

СЕКРЕТАРЬ]


ПЕРЕВОД С АНГЛИЙСКОГО НА РУССКИЙ ЯЗЫК

АПОСТИЛЬ
Гаагская конвенция от 5 октября 1961 г.

  1. Страна Испания

Настоящий официальный документ

  1. Подписан Джулия Энрике Фабиан
  2. Выступающей в качестве Секретаря Третьей секции Палаты по административным спорам Национального суда
  3. Скреплено печатью/штампом Национального суда

УДОСТОВЕРЕНО

  1. В г. Мадрид 6. 01 декабря 2010 г.
  2. Эль Илмо, Секретарем правительства Национального суда
  3. За номером 244/2010
  4. Печать (штамп)/Национальный суд. Секретарь правительства/
  5. Подпись /подпись/ Луис Мартин Контрерас

ПЕРЕВОД С АНГЛИЙСКОГО НА РУССКИЙ ЯЗЫК

Для подкрепления данного решения и достижения предусмотренных им результатов, я выдаю и подписываю настоящий документ, свидетельствующий о вынесении решения в предшествующую дату, одиннадцатого октября 2007 года, по процессу общего порядка рассмотрения №352/2007, с сообщением по данному делу, что данное решение стало окончательным 28 ноября 2007 года.

Мадрид, 28 ноября 2007 года
[подпись]
СЕКРЕТАРЬ

Круглая печать: Национальный суд. Палата по административным спорам, третья секция. Судебный секретарь по общественным вопросам.


ПЕРЕВОД С АНГЛИЙСКОГО НА РУССКИЙ ЯЗЫК

АПОСТИЛЬ
Гаагская конвенция от 5 октября 1961 г.

  1. Страна Испания

Настоящий официальный документ

  1. Подписан Джулия Энрике Фабиан
  2. Выступающей в качестве Секретаря Третьей секции Палаты по административным спорам Национального суда
  3. Скреплено печатью/штампом Национального суда

УДОСТОВЕРЕНО

  1. В г. Мадрид 6. 01 декабря 2010 г.
  2. Эль Илмо, Секретарем правительства Национального суда
  3. За номером 245/2010
  4. Печать (штамп)/Национальный суд. Секретарь правительства/
  5. Подпись /подпись/ Луис Мартин Контрерас
Поделиться

Похожие записи