Экспертиза о Саентологии и духовной самоидентификации Сиверцева М.А.
Меню Закрыть

Саентология: путь духовной самоидентификации (Сиверцев М.А.)

Приблизительное время на чтение 17 мин.

Сиверцев М. А., кандидат экономических наук председатель комиссии по новым религиям Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при президенте Российской Федерации

Содержание скрыть

Введение

Религиозное послание и религиозная практика, которые несёт в себе Церковь Саентологии, приходит и преподаётся человечеству в чрезвычайно сложное для восприятия духовного послания время. Существует много серьёзных причин, закрывающих внутренний мир человека от любого духовного послания.

Мы назовём только некоторые:

  1. Массовая секуляризация общественного сознания.
  2. Традиционные религиозные системы, учения и практики оставляют холодными большинство современников.
  3. Расколы традиционных церквей, что порождает недоверие и разочарование простых верующих, которые начинают искать ответа на духовные вопросы вне традиционных структур.
  4. Утрата живого переживания своего духовного основания, ложная идентификация себя с преходящими ценностями, т.е. утрата своего духовного «Я», утрата способности видеть себя в более широкой духовной перспективе, чем текущая жизнь.

Ситуация осложняется многочисленными кризисами социально-политического, эко-логического и культурного характера, истоки которых коренятся в забвении человеком своей собственной духовной природы. Человек утратил знание о себе как о духовном существе, и это приводит к внешним катастрофам и потрясениям. Т. е. человек утратил духовную идентичность и идентифицирует себя с ложными ценностями. Так как ложная самоидентификация зашла слишком далеко, то обретение, возвращение к истинной идентичности, к осознанию себя как духовного существа, требует особого и длительного Пути, — Пути восстановления духовной самоидентификации. Далеко не всегда и не везде Путь возвращения к духовной самоидентификации проходит через традиционные религиозные системы. Напротив, многие ищут Путь за пределами традиционной религиозности и безусловно имеют право осуществить Путь духовного возвращения и восстановления за пределами традиционной религиозности, если традиция оказалась не в состоянии дать ответ на вызовы времени.

Саентология в своей религиозной практике, в своём религиозном послании даёт ответ и даёт Путь духовного возвращения. Церковь Саентологии обращается к человеку, который сформировался в безрелигиозную эпоху, использует привычки, созданные этой особой эпохой, но именно для того, чтобы вернуть духовное самосознание. Церковь Саентологии учитывает религиозное и конфессиональное многообразие современного общества. Поэтому духовное послание саентологической церкви направлено представителям всех религиозных групп, и оно позволяет представителям иных религий практиковать Саентологию, а членам Церкви Саентологии — быть членами другой церкви.

Особое значение миссия саентологической церкви имеет для посттоталитарных стран. Все причины, о которых мы говорили как о затрудняющих духовное возвращение в современном мире, многократно усиливаются в посттоталитарном пространстве. Следует только добавить чрезвычайно важную задачу, неизвестную странам с развитыми демократическими институтами — это воссоздание институтов гражданского общества, которые были полностью разрушены в период тоталитарных режимов. Имеются в виду институты общинного и местного самоуправления, необходимость обучать население навыкам общинного строительства. И здесь опыт строительства общин саентологической церкви, технологии духовного обучения могут сыграть и уже играют значительную роль в создании нового духовного фундамента там, где присутствуют нетоталитарные власти.

Ситуация осложняется межэтническими и политическими конфликтами, которые постоянно грозят в посттоталитарном пространстве перерасти в межнациональные и межрелигиозные. Поэтому опыт успешной межрелигиозной работы, который есть у саентологической церкви, также представляется актуальным для новых государств, стран, территорий.

Саентология обращается к человеку, который готов своими силами осуществить поиск своей истинной духовной природы. Саентология даёт ясные обещания и критерии исполнения своих обещаний. Это особенно важно для людей, вынужденных верить только в себя и свои силы, и одновременно ищущих духовную основу и мотивировку своей личной самостоятельности и независимости в духовной сфере. Таких людей до-статочно много во всех социальных и профессиональных слоях современной России. Каковы же причины внутреннего, религиозно-духовного характера, которые делают образ Саентологии привлекательным для самостоятельного мыслящего, активного и недоверчивого человека в посттоталитарном пространстве? Для этого необходимо осознать некоторые фундаментальные особенности Саентологии как учения и как церковной организации и её значения для людей, которые не нашли ответа в тради-ционной церкви.

В частности необходимо ответить на вопросы: что представляет собой Саентология как теологическая система? Как формулируется проблема сохранения священного знания? Какова структура духовного послания Саентологии? Какова структура Нового Бытия в Саентологии и как понимается Абсолют?

В предварительных ответах на эти вопросы мы постараемся прояснить причину стремительного успеха Саентологии в России и в посттоталитарных странах в целом.

I. Саентология как теологическая система

Хотя не все члены Саентологии (как показывает моё общение и многочисленные интервью) считают, что существует особая теологическая система в Саентологии, тем не менее существует по крайней мере два фундаментальных формальных признака, которые указывают на существование теологической системы. Это, во-первых, роль харизматического лидера в основании Церкви и, во-вторых, наличие разработанного религиозного учения и священного знания, которое имеет эзотерическую и экзотерическую часть.

I.I. Харизматический лидер

Основу вероучения и организации Саентологии составляют труды основателя — Рона Хаббарда. Труды Хаббарда — это авторский текст, к которому всегда обращаются и который постоянно изучают. По внутреннему самоопределению Церкви тексты Хаббарда играют роль Писания — священного текста. Итак, харизматический лидер — автор основного текста. Второе обстоятельство, заставляющее видеть в Хаббарде харизматического лидера — это убеждение членов Церкви, что Хаббард первым открыл и прошёл Путь обретения истинной духовной идентичности. Всё, что остаётся ближнему и дальнему окружению — это повторить Путь Хаббарда и опыт Хаббарда, который доступен каждому.

Важно подчеркнуть принципиальную разницу между харизматическим основателем движения и последователями. Для Хаббарда открытый им Путь есть результат его собственной харизмы. Для последователей это длительная работа с помощью детально разработанных сценариев.

Цель сценариев обретение духовной идентичности, изменение самосознания. Следует подчеркнуть, что процесс достижения новых уровней самосознания детально регла-ментирован и авторизован Хаббардом. Для нас важно подчеркнуть, что детальная регламентация и авторизация процедур является важным способом предотвращения расколов. Для новых толкований авторитетных текстов закрыты возможности чрезвычайно простым, но действенным способом. Предполагается, что вся полнота истины открылась в личном опыте Хаббарда. И этот личный опыт связан с технологией достижения истинной духовной идентичности. В отличие от однократного и уникального опыта Хаббарда (как формы) содержанием опыта является технология изменения уровня самоидентификации. И содержание опыта Хаббарда (в смысле технологии) носит принципиально универсальный и повторяемый характер. Задача миссии саентологической церкви — предоставить возможность каждому, кто ощутил внутреннюю необходимость обретения духовной идентичности, пройти путём, от-крытым Хаббардом.

Каковы же основные черты харизматического лидера саентологического движения, дающие основания считать его религиозным лидером?

Во-первых, основатель движения открыл духовные сущности, духовное знание, которое касается каждого человека.

Во-вторых, с помощью этого знания основатель открыл путь личного спасения.

В-третьих, знание было дано лидеру во всей полноте и никакие дополнения невозможны: любые дополнения только искажают знание и превращают во вредное знание. Отсюда необходимость специального наблюдения за правильным исполнением предписаний основателя.

В-четвёртых, соприкосновение с личным опытом, с личностью основателя, присутствующей в текстах, видеозаписях лекций и бесед преобразует внутренний мир по-следователя, преобразует идентичность последователя, даёт устойчивое осознание собственного Я как духовного и бессмертного начала.

В-пятых, основатель движения не может замещаться никем. Поэтому даже очень высокие духовные достижения члена Церкви Саентологии не могут дать статус создателя новой версии учения и, следовательно, никто не может претендовать на авторитет и власть основателя.

В-шестых, на основании духовного послания, автором которого является основатель, создан религиозный орден, положение в иерархии которого зависит исключительно от духовных достижений и от постоянства духовной практики членов ордена.

В-седьмых, служба в храме саентологической церкви строится на цитатах из текстов основателя и свидетельствах тех членов Церкви, которым Церковь и труды основателя помогли изменить жизнь.

Таким образом, основатель движения, харизматический лидер приходит как Избавитель к своим последователям, харизматический лидер даёт полноту личностной и духовной самореализации. Иными словами, лидер-основатель Саентологии является основателем религиозного учения и религиозного движения.

I.II. Саентология: религиозное учение и священное знание

Несколько фундаментальных для Саентологии тем заставляют нас считать учение Саентологии религиозным учением. Прежде всего имеется в виду представление о духовной и вечной сущности, с которой должен идентифицировать себя человек.

Следующая тема — история или однократное событие (Катастрофа) вызвавшее забвение человеком своей настоящей природы. Т.е. классическая для религиозного учения тема пленения истинного вечного Я природными или сознательно злыми силами.

Материя, энергия, пространство, время являются творениями вечного и всемогущего Я, которое утрачивает осознание своей всемогущественности и попадает во власть своих собственных созданий.

По одним свидетельствам это забвение самого себя является следствием активности и творчества вечного Я. По другим (более глухим) свидетельствам — результатом злой личной воли, которая вызвала катастрофу значительной части обитаемой вселенной.

В любом случае: отсутствует злая воля или присутствует злой демиург — перед нами классическая тема религиозной онтологии — тема падения и забвения как своего былого духовного могущества, так и забвение самой катастрофы.

Знание о своём бесконечном прошлом, о событиях, случившихся с индивидуумом в течении многочисленных прошлых существований, является не просто знанием, а священным знанием, которое возвращает человеку понимание его истинного положения в космосе и позволяет в процессе осознания своих прежних катастроф — вплоть до основной катастрофы космического значения — возродить истинное знание о самом себе. Таким образом, знание, которое приобретается о самом себе в Саентологии путём длительного изучения и осознания своей собственной истории, является освобождающим знанием, спасающим знанием.

Священное знание изменяет, трансформирует человека, получающего знание. Достиже-ние осознания своей настоящей идентичности приходит после разрушения инграмм — препятствий, являющихся ложным знанием о себе, ложной идентичностью. Разрушение внутренних преград, стоящих на пути постижения своего истинного вечного Я, до-стигается с помощью одитора, который является одновременно и священником, и хранителем пути к сакральному знанию. Техника вопросов и ответов в одитинге на-поминает процедуры постижения священного знания в традициях, которые считают, что ученика (или ищущего) можно только подвести к порогу правильного осознания. Но собственно осознание и постижение истинной природы вещей ищущий должен со-вершить самостоятельно. (Подобную технику постижения своего истинного Я можно встретить в «духовных упражнениях» Игнатия Лойолы, в дальневосточных духовных школах чань-буддизма — коаны — и в хасидских рассказах.)

Указанные параллели, не снижая уникальности духовного вклада Саентологии в мировую сокровищницу духовного опыта, помогают убедиться, во-первых, в религиозных основаниях Саентологии, и, во-вторых, увидеть духовные потенции не просто религиозного движения, а религиозного ордена. Последнее представляется особенно важным, ибо возникновение орденских структур возможно либо в результате решения организационных задач, либо в результате решения религиозно-воспитательных. Орден, как средство решения чисто организационных задач, как показывает история религиозных движений, оказывается недолговечным. В то время как ордена, сложившиеся вокруг детально разработанной духовной воспитательной технологии, оказываются весьма долговечны. Примером может служить орден иезуитов, сформировавшийся вокруг «практики духовных упражнений» основателя ордена Игнатия Лойолы. Причём способность ордена решать многочисленные практические задачи является следствием духовно-религиозной практики. Правильное следование технологии «духовных упражнений» — основа устойчивости ордена иезуитов. Аналогично, орденское ядро Церкви Саентологии устойчиво благодаря особой духовной технологии обретения истинного Я, которая является центром религиозного учения и духовного знания. Поэтому проблема сохранения священного знания является важнейшим элементом саентологической церкви.

II. Проблема сохранения священного знания

II.I. Эзотерическое знание и саентологическая технология

Эзотерическое знание в религиозных системах возможно в двух видах. Первый вид эзотерического знания предполагает специальные методы и сценарии сокрытия, за-шифровки. Предполагается, что разглашение тайного знания, доступность для всех, кто пожелает, превращает скрытое знание в профанное, которое утрачивает своё священное могущество и преображающую силу.

Второй вид эзотерического знания предполагает принципиальную открытость и принципиальную доступность. Однако специфическая структура знания такова, что если адепт не овладел предшествующими ступенями, он не может постигать следующий уровень. Т.е. ситуация эзотерического знания возникает из ситуации, когда необходимо пройти все уровни детально разработанной цепи личных постижений. Причём каждая ступень содержит в себе в свёрнутом виде все остальные. Таким образом эзотерика складывается не из желания зашифровать и скрыть знание, а из того простого обстоятельства, что владеющий высшим знанием при всём своём желании не может сообщить это знание человеку, который не прошёл всех необходимых ступеней внутренних трансформаций и изменений сознания. Единственное, что может сделать владелец высшего знания, — это провести адепта по всем строго необходимым ступеням.

Эзотеризм Саентологии относится ко второму виду. Когда мы видим на некоторых ступенях саентологического знания пометку «конфиденциально», это означает, что речь идёт о знании, которое может быть сообщено только прошедшему все уровни, предшествующие данному.

Саентология — принципиально открытая религиозная система. Каждый, кто почувствовал внутреннюю необходимость принять Путь и Послание саентологической духовности, может рассчитывать на внимание и поддержку. Причём работа с ищущим будет проводиться как ответ на его собственные поиски духовной идентичности. Однако надо помнить, что в центре саентологической духовности лежит прежде всего свой собственный, личный опыт постижения духовной идентичности, нового духовного бесконечного Я. Поэтому «рассказ», «повествование» об этом опыте возможен только в весьма ограниченных объёмах. И не потому, что духовные наставники скрывают этот опыт, а потому, что этот опыт принципиально невербализуем и непередаваем. Разумеется, в Саентологии существует жанр «свидетельств» о своём личном Пути и тех трансформациях, которые переживает личность, например, при достижении высших ступеней осознания своего вечного Я. Однако это именно «свидетельство» (очень важный и нужный жанр), а не священное знание. Читая эти свидетельства, получая устные свидетельства, особенно ясно понимаешь, что свидетельствующий действительно хочет описать свой опыт, передать знание и не может этого сделать.

Отсюда требование к точному сохранению и воспроизведению саентологической технологии и постоянно звучащее требование не переходить к следующему этапу изучения, не поняв исчерпывающе предшествующего материала. Отсюда столь значи-тельное внимание и к процедуре прояснения смысла отдельных слов. Столь большое внимание к процедурам прояснения смысла слов также роднит Саентологию с великими религиозными традициями и позволяет рассматривать знание в Саентологии, как имеющее статус священного знания.

Можно считать, что процедура прояснения слов и священного знания является частью центральной задачи Саентологии: прояснение и приятие (понимание) истинной духовной природы своего бесконечного Я.

II.II. Процедуры посвящения в знание как технология достижения высших ступеней сознания.

Уровни самоидентификации: от преклира к высшим ступеням духовности Требование постоянной ясности сознания и самосознания (пробуждения от сна по-вседневности), формальная рациональность, которые организованы таким образом, что без ясного осознания и прохождения низших уровней нельзя перейти к высшим ступеням осознания своего истинного Я, приводит, во-первых, к иерархической структуре знания и, во-вторых, к процедурам посвящения в священное знание. Процедура посвящения оказывается совершенно необходимой в культуре религиозного образования, где ожидается изменение сознания и самосознания адепта при условии, что передать это новое самосознание невозможно. Отсюда ещё одна важная особенность Саентологии как сакральной культуры: Текст, Писание саентологической церкви (тексты Хаббарда) являются средством трансформации сознания и самосознания адепта. Особенно в этом смысле характерна аксиоматическая часть текстов Хаббарда. Это классические короткие тексты, которые предназначены для длительной медитации и рецитации, в процессе которой происходит изменение понимания учеником самого себя. Т.е. через повторяющиеся попытки понять смыслы Писания (текстов Хаббарда) к реализации более глубокого понимания самого себя и своего истинного Я. Саентология предоставляет возможности для групповой, бинарной и одиночной (соло) практики медитаций. Эта практика также роднит Саентологию с другими религиозными и более конкретно — орденскими — структурами, где опыт размышлений над священными текстами является не опытом получения новой информации, а опытом изменения своего Я (если речь идёт об ученике) или опытом очищения своего Я, если речь идёт о мастере, который должен восстановить ясность сознания и самосознания после тяжёлой работы.

Таким образом, когда мы говорим о том, что знание и самосознание нельзя передать, мы говорим о необходимости процедуры, с помощью которой ученика можно к этому знанию (к открытию самого себя) подвести. Это означает, что необходима формально «разработанная система переходов с одного уровня священного знания на другой».

Ученик с помощью учителя (на некоторых ступенях самостоятельно) «проходит» все ступени посвящения от преклира (человека, который благодаря саентологическому процессингу или духовным консультациям узнаёт больше о себе и о жизни) до самого высокого уровня — Оперирующего тэтана (ОТ).

Учитывая рассмотренные особенности эзотерического знания, свойственного Саен-тологии, в частности: иерархичность, строгость, невозможность пропуска отдельных этапов, Саентология разработала весьма впечатляющую систему духовного Пути, что также является признаком устойчивой и перспективной духовной культуры.

II.III. «Мост к полной свободе» как центр и основа теологической системы Саентологии

Далеко не всегда религиозное движение, даже достигнув стадии церковной организации, обладает развёрнутой вероучительной системой. Наличие вероучительной системы — признак зрелости религиозного движения и поэтому складывается довольно долго. Тем не менее, Саентология, как это уже наблюдалось в истории религиозных движений, достаточно быстро сформировала своё вероучительное кредо и систему духовного обучения. Причиной быстрого достижения духовной и организационной зрелости является детально разработанная формализованная система уровней духовного преобразования, духовной идентичности. Эту систему можно отдалённо сравнить с системами духовного просветления и очищения, которые находились в центре забот многих орденских структур, которые очищали и сохраняли известные традиционные церкви.

Теологические системы могут подразделятся на два типа: катафатическая и апофа- тическая теологическая система.

Катафатическая система предполагает возможность выраженного в словах высшего религиозного опыта. Апофатическая система считает принципиально невыразимым высшее знание и высшие ценности. Поэтому катафатическая система создаёт детальные и пространные описания божественной сущности и божественной структуры видимого и невидимого мира. Апофатическая система не даёт никаких описаний высших сущностей, ибо это, с точки зрения апофатической системы, невозможно. Однако апофатическая теология даёт систему Восхождения к высшему знанию, которое постигается при выполнении формальных предписаний учителя.

Разумеется, Саентология включает оба вида теологических систем. Но доминирует апофатическая теология. Поэтому для Саентологии характерно не столько описание новых состояний Я, сколько описание схемы достижения высших состояний.

Мост к полному освобождению — это метафора Пути духовного преображения. Этот Путь существует в большинстве религиозных культур и теологических систем. Однако центр теологической системы, Путь духовного очищения, рассматриваемый как формальная последовательность иерархически организованной последовательности состояний самосознания, существует преимущественно в орденских структурах.

Собственно говоря, эта иерархическая система — Мост к полному освобождению — и есть Послание, с которым саентологическая церковь обращается к миру и к своим последователям.

Внутри этого послания существует несколько фундаментальных тем, которые формируют структуру Моста. Все основные теологические понятия (представление об Абсолюте, положение человека, концепция спасения), задачи духовенства, организационная структура Церкви Саентологии вытекают из структуры Моста, который понимается как Путь личного преображения и личного постижения своей космической роли и судьбы.

III. Структура духовного послания Саентологии

Структура духовного послания складывается из комплекса тем. Послание обращено лично к каждому, и на каждом формально отмеченном этапе Пути — Моста — темы послания обретают новую глубину и полноту.

Практика членов религиозных орденов предполагает усиленную медитацию над от-дельными темами своих особых посланий. Так в некоторых христианских орденах практикуется усиленная медитация над ключевыми событиями из жизни Иисуса Христа. Целью медитаций на отдельные темы и эпизоды Страстей Христа является внутреннее преображение и очищение медитирующего, предание своего Я в руки Христа. Аналогична личная практика в некоторых суффийских орденах. Можно привести сходные примеры из многих религиозных культур. Общим условием, которое делает возможным Путь внутреннего очищения и преображения, является особая тематическая структура духовного послания.

Мы выделим два характерных для духовного послания Саентологии тематических блока:

III.I. Падение, осознание падения (Катастрофы), самопреобразование: личный путь героя

Падение рассматривается как космическая Катастрофа, которая заставила человека за-быть о его истинном могущественном и бесконечном Я. Бесконечно сильное и могучее Я, создавшее пространство и время, попадает в зависимость от своих созданий. Центральная тема, которая разнообразно варьируется в духовном послании Саентологии: «Творец, порабощённый своими творениями и утративший свободу». Осознание этой утраты одновременно является первым шагом к освобождению. Отсюда необходимость осознания всех катастроф, пережитых в течении миллионов лет существования. Характерно требование осознать миллионы лет как личное существование.

Вторая особенность темы падение-осознание-освобождение — это её героическое звучание в саентологическом послании. Героическая тема означает, что поиск нового могучего и вечного Я — это прежде всего результат личных усилий идущего по Пути — Мосту. Человек изначально хорош — вот одно из основополагающих утверждений кредо Саентологии. Следует для сравнения подчеркнуть, что подобная ясно выраженная позиция прямо противоположна христианскому посланию, которое настаивает на изначальной повреждённости, греховности человеческой природы, на невозможности исправления человеческими усилиями. (Вспомним формулу: «Как невозможно пятнистому зверю изменить пятна на своей шкуре, как невозможно кривому дереву стать прямым — так невозможно человеку своими усилиями избавиться от первородного греха и от испорченности своей природы»). Героический взгляд на человеческую природу, т.е. убеждение в том, что изначально человек хорош и может с помощью собственных усилий и человеческой помощи учителей и особых практик вернуться к изначальному могущественному состоянию — всегда рассматривалось в христианстве как язычество. Не вступая в детальное обсуждение различий христианского и саентологического послания, следует всё-таки обратить внимание на то, что указанное расхождение является одним из источников трудностей распространения саентоло-гического послания в культурах, которые уже освоены христианством.

Тем не менее, для нашего анализа указанное сравнение важно, чтобы подчеркнуть: падение, осознание падения и освобождение рассматриваются как личный путь героя, проходящего по Мосту к полному личному освобождению. Длительная практика, до-стигающая осознания длительности личного существования (и вспоминания себя) в течение миллионов лет, также личный путь героя, противоположный личному пути и личному самосознанию, предложенному в христианском послании. Рассмотренные темы послания Саентологии реализуются в религиозном служении, которое также имеет тематическую структуру.

III.II. Исповедание, самопонимание, спасение: путь религиозного служения

Для Саентологии, как для всякой сильной религиозной культуры и как для всякого религиозного ордена, проповедь является важным моментом религиозного служения. Однако, мы не находим в Саентологии столь характерного для многих традиционных религий прозелитизма. Напротив, Саентология — одна из немногих религий, которая позволяет своим адептам быть членами других церквей. Саентология — завершённая религия и её члены практикуют Саентологию, исключая другую веру, несмотря на то, что они могут оставаться членами другой церкви по семейным, социальным или культурным причинам. Поэтому для саентологического служения при обращении к внешнему миру характерно исповедание, свидетельство о своём личном опыте, причём с постоянным подчёркиванием рациональных аспектов личного опыта.

Рациональность исповедания предполагает детально разработанную и, главное — практикуемую — технику самопонимания. Самопонимание себя, как личности, обладающей личным переживанием своей судьбы, как длящейся миллионы лет. Самопонимание себя как бесконечного и всемогущего Я.

Исповедание и самопонимание влечёт за собой спасение. Спасение понимается как устойчивое осознание своей истинной природы и удаление всех внутренних, духовных препятствий (инграмм), которые блокируют правильное осознание своего всемогущего, бесконечного Я. Т.е. спасение — это осознание, обретение своей духовной идентичности.

Структура духовного послания любой религиозной культуры получает правильное понимание только в контексте понимания Абсолюта. Поэтому мы переходим к рекон-струкции представления об Абсолюте, которое характерно для Саентологии.

IV. Понимание Абсолюта: структуры Нового Бытия, Высшего Бытия

Понимание Абсолюта является центральной характеристикой многих теологических систем. Поэтому необходимо остановиться на данной теме, опираясь не только на письменные, но и устные свидетельства.

Хотя идея Абсолюта ещё не является детально разработанной, а учитывая открытость другим религиозным культурам, носит достаточно неопределённый характер, тем не менее, удалось реконструировать некоторые черты и соотнести их с устойчивыми представлениями об Абсолюте, складывавшимися в других теологических системах.

IV.I. Личное или безличное Бытие

Высшее Бытие, или Абсолют, носит безличный характер, являясь условием существо-вания и личного духовного бытия и тех творений, которые возникают в результате творческой игры всемогущего и бесконечного Я.

IV.II. Непрерывность или дискретность между физическим (MEST ) и духовными сущностями

Хотя в общем виде данный вопрос не ставится и не представляет интереса для духовной практики, тем не менее, следует с большой вероятностью признать, что отношения между Творцом и сотворённым миром дискретны, т.е. между ними не существует
постепенного непрерывного перехода. Что же касается Абсолюта, то в той степени, в которой этот абстрактный для практики вопрос вызывает интерес, Абсолют рассматривается как сущность имманентная, т.е. достижимая Духовным Существом, и является результатом, который ждёт всякого, кто прошёл свой личный путь по Мосту к полному освобождению.

IV.III. Проблема откровения в Саентологии

Откровение дано в Саентологии единократно и во всей полноте личностью, жизнью, трудами (текстами) Р. Хаббарда. Поэтому задача членов Церкви — изучить и принять послание Хаббарда. Отсюда постоянные ссылки на высказывания и тексты Хаббарда. Функции и роль текстов Хаббарда в проповедях, в службе и повседневной практике служителей Церкви — это роль Откровения.

IV.IV. Вербальное и невербальное понимание Абсолюта

Для Саентологии характерно невербальное понимание Абсолюта, т.е. понимание, свой-ственное апофатической теологии. Апофатическое понимание Абсолюта связано с формально-практическим характером духовной традиции Саентологии, которая показывает как достичь, а не описывает. Формально строгий путь к высшим состояниям со-знания является особенностью апофатической теологии. Для апофатической теологии характерна презумпция принципиальной невыразимости в словах высших состояний сознания. Более того, предполагается, что слова только искажают опыт Абсолютного. Саентология является классическим примером апофатической религиозной системы.

Сиверцев М.А., кандидат экономических наук Москва

Июль 1995 года

Сиверцев М.А. (справка об авторе)

ОБРАЗОВАНИЕ: кандидат экономических наук (1973). Экономист типологии статистики занятости, Институт международного рабочего движения, Академия наук 1970–1973 годы. Аспирантура, Институт международного рабочего движения. 1959–1965 годы, студент Московского авиационного института экономики.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ ОПЫТ: 1965-1969 годы, младший научный сотрудник кафедры философии, Институт национальной экономики им. Плеханова. 1973-1976 годы, сотрудник Института международного рабочего движения Академии наук СССР. 1976 — настоящее время, старший научный сотрудник Института США и Канады Российской академии наук.

СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ: политическая социология с акцентом на межэтнические и межконфессиональные взаимоотношения, типология политического лидерства, история и теория культуры.

ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ ПРОЕКТЫ: 1990 — настоящее время, проблемы, связанные с этно-конфессиональной идентностью, Институт США и Канады, Академия наук. 1985–1990 годы, модели политического лидерства, Институт США и Канады. 1980–1985 годы, научно-исторические проблемы гуманитарного знания, Институт США и Канады. 1976–1980 годы, математические модели социальных процессов, Институт США и Канады. 1969–1976 годы, сравнительный анализ статистик занятости, Институт между-народного рабочего движения.

ПРОЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ В ЕСТЕСТВЕННЫХ УСЛОВИЯХ: 1991 и 1992 годы — программа «Портрет восточной деревни» в Дагестане. 1989 год — программа изучения долгожительства в Абхазии.

ПРЕПОДАВАНИЕ, ЛЕКЦИИ: 1991 — настоящее время, доцент социологии религий в Российском государственном гуманитарном университете, Москва. 1992 год — на-стоящее время, профессор политики еврейской диаспоры в Еврейском университете в Москве.

ПУБЛИКАЦИИ/КНИГИ: «Типология взаимозависимости США и развивающихся стран», 1988 год. «Проблемы типологии статистики занятости», 1975 год.

НЕДАВНИЕ СТАТЬИ: «Российская политическая культура и перспективы многопартийной системы» в журнале «США: экономика, политика, идеология», 1993 год, выпуск 1. «Политические движения и партии: истоки и перспективы» в журнале «США: экономика, политика, идеология», 1993 год, выпуск 2. «Харизматическое лидерство: проблемы политических лидеров», 1993 год. «Дагестанские интервью» с соавтором Е. Рашковским в журнале «Россия и мусульманский мир», 1993 год, выпуск 1. «Влияние обсуждений традиционных культур на формирование полицентрического образа фундаментальной науки» в журнале «Восточные теории и гипотезы», 1992 год. «Ислам в Дагестане» в журнале «Россия и мусульманский мир», 1992 год, выпуск 6. «Судьбы культуры в религиозной философии Пауля Тилиха» в журнале «Христианство», 1991, выпуск 3-4.

УЧАСТИЕ В МЕЖДУНАРОДНЫХ КОНФЕРЕНЦИЯХ: «Ксенофобия, расизм, анти-семитизм», Москва, 1993 год. «Иудейско-христианский диалог», Айзенах, Германия, 1992 год. «Европейское мышление и европейская идея», Ольборг, Дания, 1991 год.

ГОСУДАРСТВЕННАЯ СЛУЖБА: 1990–1993 годы, Московское партнёрство духовного диалога; 1995 год, назначен председателем комиссии по новым религиям Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации.

Поделитесь с друзьями

Рекомендуем

Вверх