Решение Верховного суда Италии о Саентологии
Меню Закрыть

Решение Верховного суда Италии о Саентологии

Краткое описание решения Кассационный суд Италии (Верховного суда Италии для рассмотрения спорных вопросов) о Саентологии, принятое 8 октября 1997.

8 октября 1997 Кассационный суд Италии (Верховный суд Италии для рассмотрения спорных вопросов) вынес важное решение относительно Саентологии. Ниже приводится краткое изложение решения — чрезвычайно важного для продолжающихся дебатов о природе и определении религии — безотносительно дискуссии о Саентологии как таковой. Также доступен полный текст решения (на итальянском языке) на 48 страницах.

В то время как некоторые итальянские суды (в частности, суды в Риме и Турине) рассматривали Саентологию как религию, апелляционный суд Милана пришёл к другому заключению: 5 ноября 1993 года, пересмотрев решение суда первой инстанции в пользу Саентологии, судьи миланского апелляционного суда признали несколько саентологов виновными в ряде преступлений, все из которых были якобы совершены до 1981 года, при этом проигнорировав вопрос о том, является ли Саентология религией. 9 февраля 1995 года Верховный суд Италии отменил решение миланского суда 1993 года, отправив дело на повторное рассмотрение Апелляционным судом Милана с предложением изучить заново, является ли Саентология религией. 2 декабря 1996 года Апелляционный суд Милана рассмотрел возвращённое ему дело, но продолжал настаивать на том, что Саентология не является религией. Так же как и их туринские коллеги, миланские судьи Апелляционного суда отметили, что «не существует никакого законодательно закреплённого определения религии» и «нигде в [итальянском] законодательстве нет никаких приемлемых оснований для того, чтобы отличить религиозную организацию от других социальных групп». Однако среди множества возможных определений миланские судьи выбрали одно, определяющее религию как «систему вероучений, основанную на предположении о существовании Верховного Существа, имеющего связь с людьми, которые обязаны повиноваться ему и почитать его». Кроме того, были рассмотрены критерии на основе прецедентного права итальянского Конституционного суда, но они явно лишь дополняли основное определение. Теоретически, упомянутое «Верховное Существо» может быть интерпретировано в нетеистическом смысле. Таким было толкование в прецедентном праве Верховного суда США, интерпретирующее Закон о всеобщей военной подготовке и военной службе 1948 года, которое также включает в определение религии указание на «связь с Верховным Существом». Миланские судьи, однако, интерпретировали «Верховное Существо» в теистическом смысле. В результате они смогли без труда исключить нетеистическое мировоззрение Саентологии из сферы религии.

9 октября 1997 года Верховный суд аннулировал также решение миланского суда 1996 года, опять вернув дело на повторное рассмотрение (что означает, что другой отдел апелляционного суда Милана должен повторно рассмотреть факты дела). Верховный суд расценил теистическое определение религии, выбранное миланским судом, как «недопустимое» и «ошибочное», потому что оно «опиралось только на парадигму религий, основанных на Библии». Такое определение исключило бы из числа религий буддизм, главная итальянская организация которого, Итальянский буддистский союз, признаётся в Италии «религиозной конфессией» с 1991 года. Буддизм, согласно Верховному суду, «вне всякого сомнения, не провозглашает существование Верховного Существа и, как следствие, не предлагает прямых отношений человека с Ним».

Верховный суд отметил, что, с одной стороны, «самоопределение группы в качестве религиозной недостаточно для того, чтобы признать её подлинной религией». В решении миланского суда 1996 года процитировано прецедентное право итальянского Конституционного суда и его ссылки на «общепринятое мнение» при установлении того, является ли группа религией. Однако «общепринятое мнение», относящееся к делу, согласно Верховному суду, является скорее «мнением учёных», а не «мнением общественности». Последнее обычно враждебно к религиозным меньшинствам, и, кроме того, его трудно установить: как отмечает Верховный суд, неясно, «из какого источника миланские судьи узнали мнение всей общественности во всей стране». С другой стороны, большинство учёных — согласно Верховному суду — предпочитает, чтобы определение религии было достаточно широким и охватывало в числе прочих Саентологию, а при ответе на вопрос о Саентологии учёные приходят к заключению, что та фактически является религией, имея своей целью «освобождение человеческого духа через познание божественного духа, который присутствует в каждом человеке». В решении Верховного суда на 48 страницах также рассматриваются некоторые аргументы, использованные критиками (в том числе судьями Миланского суда в 1996 году), чтобы отказать Саентологии в статусе религии. Обсуждались пять главных аргументов.

1. Во-первых, критики утверждают, что Саентология «синкретична» и не предлагает никаких по-настоящему «оригинальных верований». По мнению Верховного суда, это не имеет значения, так как синкретичность «нередко» встречается среди традиционных религий, а многие недавно основанные христианские конфессии демонстрируют очень немного «оригинальных отличительных особенностей» по сравнению с более старыми конфессиями.

Фома Аквинский

2. Во-вторых, утверждается, что Саентологию представляют будущим новообращённым как науку, а не как религию. Верховный суд в ответ заявляет, что, по крайней мере начиная с Фомы Аквинского, христианское богословие утверждает, что является наукой. С другой стороны, наука, утверждающая, что она приводит к неэмпирическим результатам, таким как «познание Бога» (или «людей как богов»), может быть и «плохой наукой», и «религиозной по сути».

3. В-третьих, критики ссылаются на бывших членов церкви (главным образом воинствующих вероотступников, таких как «Атак и Армстронг», процитированных в решении миланского суда 1996 года), которые утверждают, что Саентология не религия, а всего лишь фасад, который скрывает преступную деятельность. Верховный суд спрашивает, каким образом можно узнать, что мнение озлобленных бывших членов церкви является репрезентативным применительно к мнению более обширной группы всех бывших членов. Другие бывшие члены на самом деле выступали как свидетели защиты, и во всяком случае число бывших членов Саентологии представляется довольно большим. Таким образом, мнение двоих и даже двадцати из них вряд ли адекватно представляет репрезентативное мнение бывших членов церкви.

4. В-четвёртых, тексты Л. Рона Хаббарда, основателя Саентологии, и тексты ранних итальянских лидеров, как кажется, подразумевают, что основная цель Саентологии состоит в зарабатывании денег. По мнению Верховного суда, в этих текстах проявляется «чрезмерный» интерес к деньгам, но, «возможно, он покажется гораздо менее чрезмерным, если рассмотреть, как Римско-католическая церковь получала деньги в прошлом». Верховный суд ссылается на историю Анании и Сапфиры в Деяниях апостолов (они умерли, потому что оставили себе часть денег, вырученных от продажи собственности, и солгали священнику, вместо того чтобы отдать ему всё), на сомнительную практику продажи индульгенций во времена позднего Средневековья и на то, что до очень недавнего времени итальянские католические церкви обычно вывешивали у дверей церкви «список предлагаемых услуг [мессы и т.п.] с указанием стоимости». Последние комментарии, согласно Верховному суду, подтверждают, что платные услуги (лат. quid pro quo [квипрокво]) более широко распространены в религиозных конфессиях, чем посчитали судьи миланского суда в 1996 году. Применительно к Саентологии, Верховный суд отметил, что более «беспокоящие» тексты о деньгах — это всего лишь мизерная часть огромного количества литературных трудов Хаббарда (которые включают «около 8 000 произведений») и что это главным образом циркуляры или бюллетени, предназначенные «для лиц, ответственных за финансы и экономическую структуру, а не для обычного члена церкви». Наконец, даже если буквально воспринимать «резкий» комментарий, включённый в технический бюллетень по Саентологии (написанный не Хаббардом) о том, что «единственная причина, почему ЛРХ [Л. Рон Хаббард] основал Церковь, состояла в том, чтобы продавать и предоставлять Дианетику и Саентологию», это не означает, согласно Верховному суду, что Саентология не является религией. Какова конечная цель «продажи Дианетики и Саентологии» на самом деле? По мнению Верховного суда, нет никаких доказательств того, что такие «продажи» организованы только для того, чтобы обеспечить личное обогащение лидеров. Если эти продажи являются инструментом обращения в свою веру, то зарабатывание денег — только промежуточная цель. Конечная цель — «обращение в веру», и эта цель «абсолютно типична для любой религии», даже если «согласно стратегии основателя [Хаббарда], новообращённых находят и организуют посредством продажи и предоставления Дианетики и Саентологии».

5. Пятое возражение, которое обсуждал Верховный суд, состоит в том, что Саентология не является религией, так как в самом миланском деле есть свидетельства о том, что несколько саентологов были виновны в «мошеннических методах продаж» или злоупотребляли доверием особенно мягкотелых клиентов, «продавая» Дианетику или Саентологию. Верховный суд комментирует, что такая незаконная деятельность должна преследоваться по закону, однако нет никаких доказательств, что это было больше, чем просто «единичные случаи отклонения от нормы» со стороны некоторых руководителей и членов миланского отделения, и это не является «общим правилом», затрагивающим природу Саентологии в целом.

Решение Верховного суда Италии от 1997 года относительно Саентологии включает одну из самых важных дискуссий — известных до настоящего времени и проходивших в международном масштабе — а именно обсуждение того, как суды могут применять действующие законы, когда требуется определить, является ли определённая группа религиозной. Суд утверждает, что отсутствие законодательно закреплённого определения религии в Италии (и где-либо ещё) «не является случайным». Любое определение быстро устарело бы и на самом деле ограничило бы свободу вероисповедания. Согласно итальянскому Верховному суду, гораздо лучше «не ограничивать свободу вероисповедания рамками определения, которое всегда содержит ограничения по самой своей природе». «Религия» — это непрерывно развивающееся понятие, и суды могут интерпретировать его только в рамках определенного исторического и географического контекста, принимая во внимание мнения ученых.

Пока неясно, согласятся ли другие суды с этим мнением Верховного суда Италии от 1997 года о том, что лучше не иметь законодательно закреплённого определения, чтобы предоставить более широкую свободу вероисповедания. В любом случае решение итальянского суда — интересное дополнение к продолжающемуся международному обсуждению.

(Статья переведена с английского. Оригинальный текст читайте на сайте Центра изучения новых религий.)

Поделитесь с друзьями

Рекомендуем